Жду Ма Та Ту

Обрезка деревьев по-янгонски

Нынешние власти Мьянмы хотят показать, что они пришли всерьез и надолго, но в век социальных сетей это у них получается не всегда.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Сезон охоты на даланов

Убийство «предателей революции» и «информаторов режима» стало массовым кровавым хобби у тех, кто говорит о своей борьбе за демократию в Мьянме. 

После военного переворота в сентябре 1988 года и подавления массовых антиправительственных выступлений, основной движущей силой которых были студенты и молодежь тогдашней Бирмы, многие из тех, кто находился в рядах протестующих, перешли на территории, неподконтрольные центральной власти, чтобы начать с оружием в руках борьбу с военным правительством. 

По крайней мере, один из таких эпизодов вскоре закончился масштабной трагедией. Группа, оказавшаяся у границы с Таиландом на востоке Мьянмы, на землях, контролируемых каренскими сепаратистами, взяла для себя название «Всебирманский студенческий демократический фронт» (аббревиатура латиницей – ABSDF). Она сразу же разделилась на северный и южный отряды. Местом расположения северного отряда в количестве около 300 человек стал лагерь Паджау в районе Вайнмо бирманского штата Карен. Именно там, среди оказавшихся не у дел недавних «борцов за демократию», началась «охота на ведьм». По крайней мере 106 человек были обвинены своими товарищами в том, что они являлись шпионами военного правительства Мьянмы, и 35 из них за период с августа 1991 года по май 1992 года были казнены или умерли в результате пыток.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Сказки о «весенней революции»

Массированное промывание мозгов «сторонникам демократии» в Мьянме порождает у них желание взрывать и убивать. 

Мне написал один знакомый из России: «Армия в Мьянме зверствует. Мои друзья сообщили, что военные разграбили и сожгли торговый центр». Я не поленился, пошел на место событий. Торговый центр на месте, люди делают покупки. Никто ничего не громит и не поджигает.

Мьянманский друг написал в Вайбере: «Солдаты разбили витрину кондитерской, забрались внутрь и сожрали все торты и пирожные». Я пошел в Чайна-таун, посмотреть, что случилось. Витрина на месте, тортики тоже, солдат рядом не видно.

Какая-то мьянманская дама начала писать в Твиттере о том, что военные унесли все золото из хранилища пагоды Шведагон. В следующем посте она привела новые леденящие душу детали: оказывается, в момент ограбления они убили старого хранителя, у которого сын служит в армии. Проверять, на месте ли золото, я не стал. Но я просто убедился, что ничего, кроме твиттер-беллетристики этой дамы о разграблении Шведагона в Интернете нет – зато ее посты воспроизведены в других аккаунтах несколько тысяч раз. 

После этого я понял, что в Мьянме участники протестов уже давно изобрели для себя другую реальность, живут в ней и охотно делятся ее картинками с теми, кто готов их некритически слушать.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Конституционный переворот

Как мьянманские военные снова пришли к власти

Главком вооруженных сил Мьянмы (Тамадо) старший генерал Мин Аун Хлайн, выступая 27 января в режиме видеоконференции перед старшекурсниками Колледжа национальной обороны, заявил: «Конституция - это материнский закон для всех законов. Поэтому хочу подчеркнуть, что все мы должны соблюдать Конституцию. Но если закон не соблюдают, он должен быть отменен. То есть, если это Конституция, то нужно отменять Конституцию.» Многие тут же истолковали эти слова как угрозу военных совершить переворот. 

Эти опасения легли на благодатную почву. За день до этого в Музее Сил обороны в Нейпьидо состоялась пресс-конференция представителя вооруженных сил бригадного генерала Зо Мин Туна, на которую, по некоторой информации, помимо аккредитованных в столице корреспондентов мьянманских СМИ специальным самолетом привезли журналистов иностранных агентств, находившихся в Янгоне. Зо Мн Тун выступал в окружении столов с объемными фолиантами, содержащими, по словам военных, доказательства массовых фальсификаций в ходе прошедших 8 ноября прошлого года всеобщих выборов, на которых уверенно победила правящая Национальная лига за демократию (НЛД) во главе с государственным советником Аун Сан Су Чжи.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Политический треугольник Мьянмы

Часть 1. Расклад сил в стране перед выборами 2020 года

  •  8 ноября 2020 года в Мьянме должны состояться всеобщие выборы, результат которых сегодня сложно предсказать.
  • Для правящей Национальной лиги за демократию во главе с Аун Сан Су Чжи они должны стать моментом истины и дать ответ на вопрос, сумела ли эта партия выдержать испытание властью и эффективно распорядиться полученными на прошлых выборах возможностями. 
  •  Для ведущей оппозиционной силы, поддерживаемой военными Партии сплоченности и развития Союза, выборы будут экзаменом ее работы над ошибками после сокрушительного поражения в 2015 году. 
  •  Для этнических партий страны кампания 2020 года станет шансом усилить свое влияние на политику центральных властей, а при определенных обстоятельствах – получить «золотую акцию» при выборах президента и формировании нового правительства.

Три угла «нелюбовного треугольника»

Предыдущие всеобщие выборы в ноябре 2015 года стали первой по-настоящему конкурентной избирательной кампанией за четверть века. Выборы 2010 года ведущая оппозиционная сила, Национальная лига за демократию (NLD) бойкотировала, поэтому конкуренция в основном происходила между проправительственными партиями, а также партийными структурами, созданными по этническому принципу. А до этого выборы были в 1990 году – тогда 52,5 процентов избирателей проголосовали за оппозиционную NLD.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Город, закрытый на крышку (2)

Мьянманский Могок как бренд уникальности и разнообразия 

Начало текста здесь: https://dragon-naga.livejournal.com/85322.html

«Стань красным!»

Но, конечно, самая главная тема, которая объединяет большинство жителей Могока – это добываемые там драгоценные камни. После их разговоров создается такое впечатление, что каждая гора вокруг этого города создана исключительно для того, чтобы хранить в себе запасы рубинов, сапфиров и других драгоценных и полудрагоценных камней. 

Могокские рубины (по-бирмански «падамья») – это еще и уходящие в века рассказы о том, как прозрачный красный камень мог изменить ход истории. Самый известный из мьянманских рубинов – королевский камень Падамья Нгамаук, найденный в 17 веке крестьянином Нгамаук Чжи и, согласно широко известной истории, через двести лет исчезнувший в кармане британского полковника Слейдена во время оккупации британцами Мандалая – столицы последнего Бирманского королевства. Когда до этого, еще при короле Миндоне, Падамья Нгамаук показывали французской делегации, и один из бирманских чиновников по имени Пхо Хлайн спросил, сколько он может стоить, французы, не раздумывая, дали ответ: «В Европе за него можно купить целую страну». 

Collapse )