Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

Газированная Мьянма

Тот, кто ездил на общественном транспорте Янгона, не мог не заметить странные длинные деревянные ящики в салоне. Они или стоят по бокам от дверей, упираясь в потолок, или лежат вдоль стен салона. Собственно, в обычных автобусах места для сиденья – это и есть те самые ящики по бокам. Хуже приходится пассажирам городских экспрессов: те, кто сидит у окна на пассажирских сиденьях, вынуждены задирать коленки выше ушей, потому что под сиденьем протянулся этот самый ящик.

В этих ящиках – баллоны с газом. Автобус едет именно на этом виде топлива. Кондукторы чутко угадывают, когда скорость движения автобуса замедляется (особенно при подъеме в гору), шустро сгоняют пассажиров с ящика, открывают крышку и подкручивают вентили, добавляя поток газа в двигатель, или переключают подачу газа с одного баллона на другой). Так происходит следование общественного автотранспорта по маршруту.

Причина того, почему янгонские автобусы работают на газе, проста и банальна. В распоряжении Министерства энергетики Мьянмы сегодня по всей стране имеется всего три нефтеперерабатывающих завода мощностью 57 тыс. баррелей в сутки. Причем, только один из них (в Танльине), мощностью 20 тыс. баррелей в сутки, находится недалеко от Янгона. Оба других – далеко на севере. Про заводы эти можно сказать только то, что они очень старые, и по причине изношенности оборудования работают всего на треть от паспортной мощности.

А теперь представьте, что такое 7 тыс. баррелей (треть паспортной мощности завода в Танльине) для 5-миллионного Янгона. В пересчете на литры – это 1,1 млн. литров. И это только объем нефти «на входе». Естественно, дизельного топлива и бензина «на выходе» получается гораздо меньше. При этом надо отметить, что янгонцы используют дизельное топливо не только для автотранспорта. Любая уважающая себя лавочка и любой уважающий себя кондоминимум имеют генераторы на случай отключения электроэнергии и активно их используют.

Запасов нефти и газа в Мьянме более чем достаточно, чтобы обеспечить топливом всю страну и в массовом масштабе экспортировать его за рубеж. Что Мьянма и делает, прилично зарабатывая, например, на экспорте газа в Таиланд (в 2007 году Мьянма получила от Таиланда за газ, например, 2,7 миллиардов долларов, а недавно были введены в действие новые экспортные трубопроводы). Но проблема отсутствия заводов по переработке для Мьянмы выходит боком. Получается, что значительную часть дизельного топлива и бензина приходится завозить из-за рубежа – естественно, отнюдь не по благотворительной цене. Именно поэтому на каждую машину установлена квота «дешевого» горючего, сверх которой ты должен уже покупать корм для железного коня по гораздо более высоким расценкам.

Поскольку новых заводов по переработке нефти в ближайшем будущем не предвидится (почему – отдельная тема), правительство давно уже пытается переориентировать весь транспорт на газ. Вообще, газ для янгонцев значит гораздо больше, чем для многих россиян. В Янгоне, например, не пользуются популярностью электрические чайники, потому что свет часто отключают, а если ты начнешь кипятить воду, используя энергию от генератора, эта вода будет для тебя золотой. Да и обед-ужин готовить надо. Поэтому конторы, развозящие баллоны с газом населению, для Янгона – не редкость. В таких конторах обычно находятся три два главных приспособления – резервуар с газом, от которого через насос тянется шланг, корзина со льдом и весы. Баллон ставится на весы, место соединения со шлангом обкладывается льдом (наверное, есть какое-то научное обоснование этому действию – может, кто меня просветит?) и через шланг в баллон закачивается газ. То есть, газ в Янгоне традиционно продается не на литры, а на килограммы.

Этому, кстати, не мешает даже тот факт, что многие граждане боятся газа. Шланги от баллона к плите в большинстве янгонских домов уже давно истрепались, и очень часто кухонные шкафы, в которых эти баллоны хранятся, с грохотом взрываются. И хорошо если хозяева отделываются контузией от прилетевшей на голову дверки шкафа – бывает все гораздо печальнее. Поэтому я знаю многих людей, которые предпочитают в Янгоне готовить еду на дровах. Странно, что эти люди не боятся ездить на автобусах с газовыми баллонами под собственной… В общем, прямо под собой.

Программа перевода автотранспорта на газ была запущена в 1984 году, но тогда мьямнанский нефтегазовый монополист (такой мини-«Газпром»), «Мьянма Ойл Энд Газ Энтерпрайз» (МОГЭ), построил всего пять заправочных газонаполнительных станций, из которых две были в Янгоне. Естественно, такая скудная сеть газовых заправок не вдохновила автотранспортников и автовладельцев срочно переходить на газ. К августу 2004 года по всей стране на газе ездило всего 587 транспортных средств (в основном как раз янгонский общественный транспорт).

Именно с этого времени правительство всерьез озаботилось таким положением дел. И к ноябрю 2008 года в Мьянме было уже 47 газовых заправок, причем 42 из них действовали в Янгоне и две в Мандалае. Пять из этих станций рассчитаны одновременно на 8 машин, остальные – на 4 машины. Причем, особо отмечалось, что шесть станций в Янгоне снабжены генераторами, позволяющими продолжать работу даже после отключения электроэнергии. В Мандалае МОГЭ планирует в ближайшее время открыть автозаправку на восемь машин. К июню 2009 года на заправках реализовывалось ежедневно от 16 до 18 миллионов кубических футов газа, а всего на газе ездило около 26 тыс. транспортных средств (почти все – в Янгоне). Судя по всему, правительство взялось за раскрутку этой темы всерьез, потому что за полгода число транспортных средств, ездящих на газе, увеличилось на 7 процентов.

В принципе, такая категория как таксисты давно готова были пойти правительству навстречу в этом благородном деле. Галлон бензина (3,8 литров) примерно стоит 3000 кьят (примерно 2,7 доллара), галлон дизельного топлива – 2500 кьят, а газ реализуется по цене всего 275 кьят за килограмм, хотя в пересчете на километр пути газа расходуется значительно больше, чем бензина или дизтоплива. Но отсутствие необходимого числа заправок, а главное – дороговизна переоборудования автомобиля на газ (с бензина – около 1 млн. кьят, с дизельного топлива – от 2,5 до 3 млн. кьят) значительно усложняли этот процесс. Например, междугородние автобусы правительство давно хотело бы видеть работающими на газе, но для этого либо надо делать заправки через каждые 80-90 километров, либо загружать автобус доверху баллонами, с мрачной перспективой, что он из-за этого опасного груза взлетит на воздух от жаркой погоды или случайной искры.

В целом таксисты, которые работают на газе, говорят, что сейчас обслуживание улучшилось. Если раньше приходилось выстаивать дикие очереди, причем, без гарантии, что не отключится электричество и заправка не прекратит работу, то сегодня время ожидания сократилось всего до 2-3 часов (!). Этого времени хватает на обед, на молитву и просто на общение с коллегами. То есть, жизнь проходит не зря. И на бизнес время остается: обычно таксист зарабатывает около 20 тыс. кьят в день, из которых примерно 10 тыс. идет владельцу машины за аренду, 5 тыс. расходуется на топливо, и оставшиеся 5 тыс. таксист кладет себе в карман. Нетрудно посчитать, что при работе без выходных заработок таксиста составляет примерно 150 тыс. кьят в месяц (по сегодняшнему курсу это примерно 135 долларов в месяц – зарплата по янгонским меркам очень даже приличная).

Мьянманские чиновники, посвятившие себя решению проблем газификации автотранспорта, тоже уверены, что они все делают правильно. Они любят рассуждать о том, что в мире уже почти 10 миллионов автомобилей ездят на газе. А значит, по их мнению, Мьянма, переоборудуя машины под газ, отнюдь не движется в тупиковом направлении, а находится на столбовой дороге всего прогрессивного человечества.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments