March 23rd, 2014

Жду Ма Та Ту

У меня зазвонил телефон...

У меня зазвонил телефон. На том конце провода был не слон, а вполне себе мьянманец. Его интересовал вопрос – где Ко Тин, и почему не Ко Тин, а кто-то другой берет трубку.

-- Неправильный номер, - сказал я и отключился.

Секунд через пятнадцать звонок раздался снова. И опять моему собеседнику нужен был Ко Тин.

-- Неправильный номер, - сказал я ему и продиктовал мои цифры. – Ко Тина здесь нет.

-- О-о, - ответил мой собеседник и разъединился, но, как оказалось, не навсегда. Через несколько секунд телефон зазвонил опять. И опять моему собеседнику нужен был злосчастный Ко Тин.

Так продолжалось еще раза три. В конце концов я стал просто брать трубку, отключать микрофон и слушать, как на другом конце провода тревожным голосом говорят «алло». Вообще «алло» в мьянманском исполнении всегда звучит таким мрачно-алармистским тоном, что поначалу я пугался – а вдруг мне хотят сообщить какую-нибудь плохую новость.

Трубка продолжала аллокать на разные лады. Я сидел и гордился от мысли, что неизвестный собеседник не только дает для меня бесплатный концерт, но и делает все это за собственные деньги.

Collapse )
Шведагон

Американские санкции и мьянманские пончики

«Мы не имеем права перечислять деньги в Мьянму, потому что против этой страны введены международные санкции. Зачем вы нас так подставляете?», - сердито спросила меня в Гугл-токе юрисконсульт одного из российских фондов.

«Эти санкции ввели американцы. Россия их не поддерживает и считает контрпродуктивными. Погуглите, почитайте, что говорят по этому поводу Путин и Лавров», - написал я.

«Но наш банк отказывается делать перевод».

«Вот и спросите, в какой стране они живут, и какой президент для них главнее – Путин или Обама», - посоветовал я.
Collapse )