Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Category:

Мьянманские автозаправки



Когда на заре своей трудовой деятельности я был завучем в школе и учил детей истории, я любил задавать вопросы на сообразительность. Например, в седьмом классе, на истории средних веков, я спрашивал у своих учеников, в чем причина подорожания хлеба в Европе после того, как эту самую Европу наводнило золото, вывезенное конкистадорами из Америки. Ответ был прост: когда всеобщего эквивалента становится много – он теряет в цене. То есть, не хлеб дорожает, а золото дешевеет. Отличники как правило не могли ответить на этот вопрос. Это был шанс для троечников за пару фраз получить пятерку.

Подобный вопрос можно задать и про события осени 2007 года в Мьянме. Правительство приняло решение резко поднять цены на бензин, отпускаемый в рамках квот для семей и предприятий. Спустя короткое время произошло то, что на Западе уже успели окрестить «шафрановой революцией». Прошу к доске тех, кто объяснит взаимосвязь этих событий.

Те, кто не знает Мьянму и не видят связи между двумя явлениями, так и будут утверждать, что монахами двигало исключительно нежелание жить при нынешнем правительстве. Отсюда – множество мифов в развитых странах о том, что случилось в Мьянме в 2007 году, а также о «демократической оппозиции» в этой стране. Те же, кто знает мьянманскую жизнь, прекрасно понимают, что монахи не работают (им это запрещено) и живут исключительно на подаяние. А подают им в основном семьи, у которых есть излишки. А это, как правило, крепкие домохозяйства, в которых есть машина (и иногда – не одна). Стоило правительству повысить цены на бензин – и монахам перестали подавать. В результате они вышли на улицу. Вот и вся «шафрановая революция».

Именно поэтому бензиновая тема заслуживает того, чтобы о ней написать. Слишком важна и интересна она для понимания истории Мьянмы.

В Мьянме много нефти. Есть и три нефтеперерабатывающих завода общей мощностью 57 тысяч баррелей нефти в сутки - один в Танльине, недалеко от Янгона, и два ближе к северу страны - в Чауке и в Танбайякане. Тем не менее, эти три завода находятся в эксплуатации уже много лет, и настолько изношены, что могут работать только на треть паспортной мощности. А это значительно ниже потребности страны в продуктах нефтепереработки. Парадоксально, но в богатой нефтью стране очень велика доля зарубежного бензина.

Каждая машина, ввезенная в Мьянму, помимо стандартных документов имеет еще пермит на ввоз и красную книжечку с пустыми страничками. Именно она служит основным документом для заправки этой машины топливом. Каждая машина прикреплена к «своей» заправке – на других бензоколонках бак заполнять не будут. После заправки в книжечку ставится печать и штамп с датой. Теперь за следующей порцией бензина машина может приехать уже только в другой день. Не возбраняется в счет пропущенных дней заливать бензин в канистры.

Автозаправки представляют из себя навесы с одной-двумя колонками. Колонки старые – вместо электронных табло на них барабаны с цифрами. И, как это всегда в Мьянме, куча людей – один пишет в книгу, другой ставит штампы, третий помогает заправиться, четвертый помогает машине выруливать.

Существуют квоты суточной заправки для частных машин, для компаний и для государственных структур. Для мьянманцев более удобно регистрировать машину на свое юридическое лицо: при этом квоты будут выше – 2 галлона бензина в сутки (напомню, что один галлон – это 4,55 литра).

Но это – частные компании. Государственные и особенно военные структуры имеют квоту гораздо большую – иногда по 300 галлонов в месяц на машину.

Те, кто любит ездить за рулем и кому не хватает бензина, знают, что по пути они встретят массу «черных» автозаправок. В Янгоне наличие такой заправки обозначает старая пустая канистра, стоящая у дороги. На автомагистралях между городами – это стоящий на обочине стеллаж с рядами четырехгранных бутылок из-под виски, заполненных бурой жидкостью. Объединяет весь этот антураж одно: неподалеку (в кустах или открыто) сидит человек с канистрами и большой жестяной воронкой. Он заливает бензин.

«Черные» заправки встречаются в Янгоне на второстепенных улицах так часто, что машина вряд ли заглохнет без того, чтобы к ней тут же не подбежал и не предложил заправочные услуги человек с канистрой.

Дровишки (вернее бензин) – вестимо откуда. Я уже написал, что военные и некоторые гражданские ведомства обеспечиваются топливом выше крыши, причем оно им отпускается, естественно, бесплатно. Фактически это – дополнительный заработок для крепких хозяйственников в погонах и без оных, на который правительство закрывает глаза. Видимо, это лобби прапорщиков настолько сильно, и доходы от этой деятельности распределяются между маленькими и большими начальниками настолько широко, что делать резкие движения никто наверху не решается.

Вот с этой системой квотирования бензина раньше было все понятно: гарантированная дневная норма по цене 500 (затем 800) кьят за галлон, плюс дополнительно что-то можно было купить на «черных» заправках. Но затем правительство начало поднимать цены (напомню, что это был период, когда цены на нефть и на продукты ее переработки в мире резко шли вверх, а большая часть бензина закупалась Мьянмой за рубежом). Сначала бензин стал стоить 1500 кьят. Затем – сразу 2500 кьят. И на улицу вышли монахи…

Сегодня на этом рынке существует некое равновесие цен, которое не нарушается уже довольно давно. Бензин на автозаправках стоит 2500 кьят за галлон (для любителей сравнивать цены – это получается 16,5 рублей за литр). У «черных» заправщиков его цена в Янгоне 2800 кьят за галлон (18,5 рублей за литр). Интересно, что дизельное топливо на «черных» заправках стоит дешевле, чем на государственных. Причина проста: много дизтоплива завозится в Мьянму рыбаками, которые покупают его за рубежом для своих судов, а часть сгружают на берег в Янгоне.

Стоит сказать и о качестве мьянманского бензина. Когда он стоит в бутылках из-под виски на стеллажах, его бурый цвет способен напугать какого угодно автомобилиста. Тем не менее, машины на нем как-то ездят. Больше того, местные автомеханики давно научились перебирать двигатели так, чтобы вред от такого бензина был минимальный.

Замечу также, что для того, чтобы избежать напряженности с заправкой машин бензином и дизтопливом власти страны пытаются в добровольно-принудительном порядке перевести часть автотранспорта на газ (газа в Мьянме много, и при этом не возникает проблема переработки). Тем не менее, при переходе на газ есть свои существенные минусы. Об этом я уже как-то писал вот тут: http://dragon-naga.livejournal.com/13478.html

Нужно сказать, что в последний год парк автомашин в Янгоне значительно увеличится. А главное – появилось много новых машин, хозяевам которых уже не все равно, какой бензин в них заливать. Именно поэтому сейчас власти негласно пытаются сделать так, чтобы на несколько заправок завозился только чистый высококачественный бензин. К этим заправкам будут прикреплены машины тех, у кого на это прикрепление хватит связей. Они же могут пробить себе и дополнительные квоты.

А удел остальных пока что остается прежним – два галлона в день и излишки у «черных» заправщиков. И черный дым из выхлопной трубы.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments