Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

О том как пороли янгонских кондукторов

Это называется – «Возвращаясь к напечатанному». Оказывается, тема порки кондукторов в Мьянме вызывает довольно пристальный интерес у тех, кто видел эту новость. Рискну и я поделиться своими соображениями по этому поводу.

Начну с замечания журналиста «Мьянма таймс», написавшего об этой теме. «Такая форма корпоративного наказания, - пишет журналист, - появилась в различных странах задолго до того, как разваливающиеся янгонские автобусы еще сходили с конвейера». Кто представляет себе возраст янгонских автобусов – оценит всю иронию этой фразы. Вторая мысль, на которую я хочу обратить внимание, принадлежит отставному полковнику Мьо Минту, исполнительному директору «Бандула транспорт». Суть его рассуждений очень простая. Родители дома детей порют? Порют. В школах учителя учеников порют? Порют. Почему бы тогда компании «Бандула транспорт» не наказывать таким же образом водителей?

Вот на эту свежую мысль я хотел бы обратить особое внимание. По сути, это повторение известной азиатской истины о том, что фирма – это одна большая семья, и организована она должна быть по семейным принципам. И если в азиатской семье родители имеют право вправлять мозги подрастающему поколению через другие части тела – то почему бы не установить такой порядок и в компании?

Вот такой азиатский подход – причем, характерный не только для Мьянмы. Если копнуть поглубже – такие примеры можно найти практически в любой восточноазиатской стране (я не говорю уже про страны Ближнего Востока). Не знаю, как обстоят дела с этим, скажем, в Японии или в Южной Корее, но в Китае во многих компаниях, где требуется неквалифицированный труд, такая практика существует практически легально. А возмущаться и проповедовать европейские ценности в этих условиях – дело весьма неблагодарное. Потому что – не поймут. Даже более того, я не думаю, что вмешательство властей провинции Янгон и последующая отмена телесных наказаний для кондукторов, встретила всеобщее одобрение. Как ни странно, против оказались сами наказуемые.

Впрочем, все по порядку.

Компания «Бандула транспорт» - это подразделение одной из двух крупнейших мьянманских госкорпораций (вот и российское слово пригодилось – оно наиболее здесь подходит), функционирующих при оборонном ведомстве - «Мьянма Экономик Холдинг Лимитед». В свою очередь, у «Бандулы» имеются две дочерние компании – их названия как раз и мелькают на вывесках янгонских автобусов – «Парами» и «Адипади». Вот эти две компании как раз в конце февраля по указанию материнской «Бандулы» объявили о телесных наказаниях для кондукторов и водителей за нарушение норм посадки пассажиров.

Янгонские автобусы, хотя и принадлежат разным компаниям, условно делятся на две категории – обычные и «специальные». В обычных – минимум сидений, и люди в них набиваются как кильки в бочке. Специальные – это автобусы-экспрессы, стоимость проезда в которых примерно в два раза выше, чем в обычных, и число пассажиров в которых ограничено числом посадочных мест. Автобусы с надписью «Ма Тха Та», кстати, в зависимости от класса различаются цветом вывески: обычные – с зеленой вывеской, «специальные» - с синей.

В Мьянме в общественном транспорте кондуктор собирает деньги, ничего не выдавая пассажирам взамен. Поэтому норма прибыли рассчитывается по критериям наполняемости салона. Но кондуктор теоретически может набить салон «специального» автобуса пассажирами сверх сидячих мест и положить прибыль в карман.

Впрочем, как водится в таких случаях, у каждого участника этого процесса своя правда.

Правда первая – «пассажирская». В центре Янгона в часы пик автобусов катастрофически не хватает. Но если бы их было больше – тогда на узких улочках даунтауна образовались бы нескончаемые пробки. Маршрутки типа «хайлэкса» и «дайны», представляющие из себя маленькие грузовички с лавками и жестяными крышами (я про них писал в одном из самых первых постов в своем ЖЖ) в центр Янгона не допускаются – кроме тех, которые развозят по домам персонал компаний из офисов в даунтауне. В этих условиях стремление компании «Бандула транспорт» ограничить число пассажиров количеством сидячих мест встречает, мягко говоря, непонимание у этих самых пассажиров. А что могут сделать два кондуктора против толпы пассажиров? Правильно, в лучшем случае собрать с них деньги за проезд, когда они уже вломились в автобус.

Правда вторая – «кондукторская». Отставной полковник Мьо Минт в автобусе не ездит и пассажиров не обилечивает, а поэтому не слышит их мнение о себе и о своей компании. Зато их слушают кондукторы. Более того, они сами тоже не понимают, почему в одних автобусах стоять можно, а в других нельзя. Они видят толпу на остановке и понимают, что у многих из этих людей в ближайшее время просто не будет шанса уехать. Вот и сажают пассажиров сверх положенного, действуя, кстати, в соответствии со своими внутренними убеждениями.

Правда третья – «тоже пассажирская». Человек заплатил двойную цену за путешествие в более комфортабельных условиях. А вместо этого в автобус набивается толпа стоящих пассажиров, что в условиях жаркого климата воздух не озонирует. Плюс к этому ему каждый раз приходится с боем пробиваться к дверям, чтобы выйти на волю ценой драной рубашки и потрепанной юбки. За что, спрашивается, он платил свои деньги?

Вот чтобы помирить эти три правды, отставной полковник Мьо Минт начал свои небесспорные действия. Для начала еще в 2008 году была введена система штрафов и увольнений. Провинившиеся кондукторы платили по 5 тыс. кьят или прощались с компанией. Было уволено 20 человек, остальные заплатили штрафы на сумму 100 тыс. кьят, но к улучшению дисциплины это не привело. Тогда полковник и принял решение о телесных наказаниях. Причем, по его задумке телесные наказания должны быть публичными, и наказывать кондукторов инспекторы должны прямо на глазах пассажиров. Видимо, полковник считал, что в следующий раз пассажиры, прущие в автобус, будут понимать, что из-за их самоуправства могут физически пострадать ни в чем не повинные люди.

Вот на этой стадии как раз отставной полковник и не встретил понимания у местных властей. Причина этого, думаю, была не в том, что к кондукторам применялись физические наказания, а в том, что они происходили публично, на глазах толпы. Именно поэтому Комитет провинции Янгон по обеспечению удобства и безопасности транспорта (есть такой при администрации этой провинции) вынужден был вмешаться. При этом считается, что процесс ускорился после того, как глава администрации провинции Янгон бригадный генерал Вин Минт довольно резко высказался против подобной практики.

На самом деле отставной полковник играл с огнем. Потому что когда люди в форме (а инспектора, следящие за наполняемостью салонов автобусов были именно в форме, напоминавшей полицейскую) выволакивают и публично наказывают кондукторов и водителей – это чревато непредсказуемыми последствиями. Люди могут возмутиться и встать на защиту наказуемых. А учитывая, что мьянманцы очень даже любят затеять очередную бузу (повторюсь, что именно при военной диктатуре, когда власть чувствует свою нелегитимность и не особенно мешает гражданам жить при условии, что они не лезут в политику, как раз и живут самые свободные в своих поступках люди), понятно, что полковника пора было одернуть как можно быстрее.

В общем, полковника одернули. Полковник поплакался, что теперь порядок уж точно не навести никогда. Кондукторы, сдерживая толпу, уже не могут взывать к состраданию и рассказывать, что их будут пороть. А янгонские автобусы как ездили битком набитые – так и продолжают ездить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments