Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

Нэйпьидо. Последний рабочий день перед Тинджаном.

Пусть это будет продолжением моего поста про Нэйпьидо, ссылка на который вот:

http://dragon-naga.livejournal.com/28816.html

Как-то так получилось, что я давно не бывал в Нэйпьидо. Вернее, министерства, расположенные вдоль пустынной Главной дороги, посещать приходилось, а вот в жилую часть города (вернее, в разбросанные по равнине его жилые микрорайоны) долгое время не заезжал. Обычный алгоритм посещения министерств – это выезд рано утром из Янгона, несколько встреч в течение дня, и вечером – обратно по той же бетонке в Янгон. Традиционное представление о Нэйпьидо заключается в том, что там сверх затраченного на работу времени абсолютно нечего делать, а гостиницы дорогие.

В этот раз в Нэйпьидо было больше времени, потому что я остался тут на ночь. Да и между встречами в министерствах было время поездить по окрестностям. К тому же я, памятуя о том, что меня часто упрекают за отсутствие в ЖЖ картинок, взял с собой фотоаппарат.

Если честно, увиденное меня поразило. Еще год назад Нэйпьидо был безлюдным местом, с пустыми улицами и безжизненными домами. В этой неподвижности мертвого города было что-то зловещее, и если бы не копошившиеся на попадавшихся по пути многочисленных стройках фигуры рабочих, можно было подумать, что какая-то беда заставила людей уйти отсюда, бросив все.

Сегодня Нэйпьидо гораздо оживленней. Конечно, ему еще далеко до суетливого (по мьянманским меркам) Янгона или даже до Мандалая, но город все больше и больше производит впечатление обжитого места. При этом в быстром темпе застраиваются все новые и новые территории, возводятся новые административные здания, появляются жилые дома.

Для Нэйпьидо это очень оживленный перекресток
«Для Нэйпьидо это очень оживленный перекресток» . .

Понятно, что все новое и сверкающее в Нэйпьидо достигается за счет выглядящих как после бомбежки зданий и щербатого асфальта Янгона, а также за счет людей, пригнанных сюда со всей страны и работающих за гроши. Но результат, если честно, впечатляет. Для того, чтобы понять, каким будет Нэйпьидо лет через пять, нужно просто вспомнить, каким он был пару лет назад и сравнить его с сегодняшним городом. Это все равно как если бы где-то было абсолютно пустое, выжженное солнцем место, а когда вы пришли туда через пару лет – увидели бы на нем большое зеленое дерево.

Рабочий поселок
«Рабочий поселок» . .

То есть, все-таки Нэйпьидо состоялся, хотя за пределами Мьянмы (да и в самой стране) в это мало кто верил. Констатирую это даже с некоторым изумлением для самого себя. По крайней мере, перелом тенденции уже случился – богатые люди Мьянмы начали в массовом порядке скупать тут земли, а также приобретать уже готовые коттеджи в поселках. Кому-то это порекомендовали, кто-то сам прикупил для того, чтобы было где принять и угостить важного чиновника из министерства, но факт налицо. Пусть эти люди пока не будут тут жить постоянно, но даже это жилье, приобретаемое «на всякий случай» – показатель того, что бизнес уже поверил, что Нэйпьидо – это всерьез и надолго. Деньги, затраченные на инвестирование в это место, должны сохранять свою стоимость – а значит Нэйпьидо уже не дадут ему умереть. Такова логика бизнеса.

Причем, в первых рядах скупающих земли и дома оказались как раз те, кто больше всего ненавидит Нэйпьидо – обитатели янгонского Шветанджара, где живут самые богатые люди страны. Самый доходный бизнес в Мьянме (как и в России) – это бизнес на государственных заказах и на получении в пользование месторождений природных ресурсов. И чтобы быть богатым и успешным, сегодня какую-то часть времени надо обязательно проводить в Нэйпьидо.

Тоже житель Нэйпьидо
«Тоже житель Нэйпьидо» . .

Янгонцы победнее проклинают Нэйпьидо, справедливо видя в нем один из источников своей нищеты. Но к этой ненависти примешивается и зависть к тем людям, которые наслаждаются 24-часовым электричеством и поэтому могут ежедневно смотреть свои любимые корейские сериалы. А еще в Нэйпьидо можно ездить на мотоцикле – в Янгоне мотобайки запрещены. При разбросанности города мотоцикл тут – основное средство передвижения для простых жителей. Есть даже мотобайки по вызову – при отсутствии в Нэйпьидо такси и при не особо налаженном автобусном сообщении они успешно исполняют эту роль.

Не роскошь, а средство передвижения
«Не роскошь, а средство передвижения» ..

При всей несхожести исторических эпох начинаешь понимать, что испытывали больше трехсот лет назад жители Москвы, когда им объявили, что столица будет в другом месте, на каких-то гнилых болотах. И что это будет совсем другой город, непохожий на их затхлую мещанскую столицу – передовой и величественный.

Я увидел Нэйпьидо в последний рабочий день перед Тинджаном – мьянманским Новым годом. У мьянманцев с ним связаны особые надежды. В этом году военные власти обещают провести выборы. Хотя дата еще не назначена, но многие мьянманцы почему-то уверены, что они пройдут 10.10.2010, поскольку для буддистов десятка – число завершения цикла. Хотя другие говорят, что выборы будут в июне, и о них будет объявлено сразу после Тинджана – чтобы лишить оппозицию времени для маневра.

Власти объявили, что внутренняя отделка 31 здания парламентского комплекса, расположенного на площади в 318 акров, будет полностью завершена в конце мая – это еще один аргумент тех, кто уверен, что выборы состоятся в июне. Но пока эта дорога закрыта для прохода и проезда. В пустых помещениях рабочие наводят последний глянец на обитель представительной демократии.

Шлагбаум на дороге к храму представительной демократии
«Шлагбаум на дороге к храму представительной демократии» ..

Пока же парламентский комплекс возвышается посреди голого пустыря как одинокий дом с привидениями из какого-нибудь голливудского фильма ужасов.

Парламент-призрак
«Парламент-призрак» . .

Впрочем, для людей (и даже для чиновников) Тинджан – это прежде всего не политические ожидания. А маленькие радости, длинные выходные, когда можно всласть повеселиться и окатить друг друга водой.

На площади перед центральным рынком Нэйпьидо народ спешит закупиться на праздник – в Тинджан магазины будут закрыты. Вообще, в Нэйпьидо несколько рынков, и они устроены по одному и тому же образцу и подобию. В центре – некое подобие ряда бутиков с супермаркетами на углах. Рядом с этими рядами – навесы для торговцев более простым товаром. Неподалеку – ряды двухэтажных зданий типа таунхаузов, на первых этажах которых расположены мастерские, Интернет-кафе, или оптовые магазинчики. И, наконец, где-нибудь рядом, на холме, расположился городок ресторанчиков на любой вкус и уровень дохода.

Предпраздничный шоппинг на центральном рынке Нэйпьидо
«Предпраздничный шоппинг на центральном рынке Нэйпьидо» . .

В сетевом супермаркете «Азия Лайт» на центральном рынке Нэйпьидо продавец собирает праздничную корзину для подарка мьянманскому чиновнику. Показателем ранга чиновника является бутылка виски. Литровый «Блэк лэйбл» принято дарить госслужащим до уровня генеральных директоров министерств (впрочем, в «не навороченных» министерствах «Блэк лэйблу» рады и генеральные директора). Чиновники рангами выше имеют все права получить корзину с «Блю лейблом».

Самое главное ноу-хау – при обтягивании набора пленкой обдувать ее феном для волос. Тогда пленка будет прогибаться и изящно облегать силуэты бутылки виски, банки с кофе и жестяной коробки с бисквитами.

Праздничная корзина для мьянманского чиновника
«Праздничная корзина для мьянманского чиновника» . .

Некоторые жители Нэйпьидо, устав от гулянья, постепенно занимают столики на «ресторанном холме». Тут отдыхают после работы столичные чиновники, и сюда вечером съезжаются местные бизнесмены. Сегодня у хозяев общепита будет неплохая прибыль.

Место обсуждения итогов дня
«Место обсуждения итогов дня» . .

А пока вы ужинаете – вам могут предложить как пищу для глаз…

Есть девушки в мьянманских селеньях...
«Есть девушки в мьянманских селеньях...» . .

… так и угощение сверх меню в виде жареных кузнечиков (тут они гораздо вкуснее, чем в Янгоне).

Семечки по-мьянмански
«Семечки по-мьянмански» . .

Хозяева подобных ресторанов обычно сидят с таким видом, будто они тут цари и боги. Но именно эта их поза – предмет для подколок со стороны посетителей. «Эй, старший генерал Тан Шве», - громко зовет хозяина один из приятелей-клиентов. Такая вот, блин, тут военная диктатура. Как и в России, в Мьянме наиболее фамильярно относятся к власти именно те люди, которые сами работают на низших и средних этажах этой власти. А Нэйпьидо – это все-таки чиновничий город.

По вечерам, над ресторанами...
«По вечерам, над ресторанами...» . .

В ресторанах для клиентов попроще посетителям уже как-то все равно, кто ими правит. Они сами организуют свой досуг, и он для них гораздо интереснее обсуждений последних сплетен из министерской жизни.

Дамка - это когда две пивные пробки лежат одна на другой
«Дамка - это когда две пивные пробки лежат одна на другой» . .

Нэйпьидо поражает тем, что на улицах здесь почти нет стариков (они есть только в тех деревнях, которые территориально влились в Нэйпьидо. Это – столица молодых и здоровых госслужащих. И вместо пандусов для инвалидов здесь на лестницах делают скаты для мотобайков.

Для двуногих и двухколесных
«Для двуногих и двухколесных» . .

Вечером люди возвращаются в свои дома, построенные для них государством. В Википедии написано, что цвет домов зависит от тех министерств, сотрудники которых живут в них. Это верно только отчасти – никто специально не стремился перекрасить дома какого-то министерства в один цвет. Просто для разных министерств жилье возводили, как правило, разные строительные компании – и каждая сама выбирала цвет отделочных материалов.

Микрорайон
«Микрорайон» . .

Как и в большинстве новых мьянманских домов лестничная клетка тут расположена снаружи здания, а в домах Нэйпьидо она чаще всего находится в промежутке между двумя зданиями.

Балконолестница
«Балконолестница» . .

Под окнами домов многие жители предпочитают разбить грядку для выращивания сельхозкультур. Это позволяет экономить бюджет, а также снять стресс после ежедневной рутинной работы в министерствах – любой чиновник скажет, что работа у него нервная и вредная для здоровья. К преимуществам такого земледелия относится тот факт, что шланг для поливки грядки можно высунуть прямо из окна.

Зелень для чиновников
«Зелень для чиновников» . .

Квартиры для простых чиновников не поражают отделкой и изобилием. Голый цементный пол, маленькие комнатки, наличие минимальных удобств. Госслужащие средней руки получают квартиры уже с мебелью. Чиновники более высокого уровня уже имеют право на персональный коттедж в специальных городках. Министры и их заместители живут на виллах.

Впрочем, даже эти квартирки для многих – роскошь после переполненного Янгона. 24-часовое электричество заставляет по-новому оценить нужность тех или иных составляющих комфорта – и практически в каждом доме есть возможность смотреть телевидение со спутника.

Недавно правительство сообщило, что в этом году в Нэйпьидо будет впервые праздноваться Тинджан (до этого в последние годы центром праздника в Мьянме был Мандалай). Это – тоже показатель того, что жизнь в Нэйпьидо после казарменно-командировочного уклада предыдущих лет постепенно становится более приближенной к нормальной. Отели соревнуются в том, чей пандал для поливания проезжающих водой будет более помпезным и величественным. Из фанеры строятся грандиозные архитектурные сооружения, к которым подводятся зеленые шланги с водой.

Фанера, доски и немного фантазии
«Фанера, доски и немного фантазии» . .

В этом году ведущие мьянманские певцы и танцевальные коллективы получили четкую установку обязательно отметиться на том или ином праздничном концерте в Нэйпьидо. Впрочем, власти понимают, что приказ должен быть подкреплен неплохим стимулированием. Поэтому все артисты получат очень хорошее вознаграждение, плюс те, кто из них работает в других местах – официальные выходные до 3 мая. Впрочем, платить им будут не власти, а владельцы построенных пандалов, власти же проконтролируют, чтобы никто не уехал недовольным. Менеджер одного из отелей сказал мне, что в этом году практически каждая гостиница с пандалом, расположенная на Мэйн Роуд, потратит на организацию праздника не меньше миллиона долларов.

Пандалы к Тинджану
«Пандалы к Тинджану» . .

Вечер в Нэйпьидо приносит облегчение от изнуряющей жары (критики Нэйпьидо любят называть его «Нэйпудо» - «самым жарким местом»). Вдоль берега городского пруда включается дорожка бегущих разноцветных огоньков. Около этой дорожки парами прохаживаются молодые жители Нэйпьидо – вечерняя жизнь в столице еще довольно скудная и ограничена рынком и караоке-клубами.

Вечерние огни
«Вечерние огни» . .

А на рынке продолжается потребительский бум. Сегодня все спешат купить все необходимое. Завтра в Мьянме принципиально никто работать не будет. Потому что завтра – Тинджан.

Ночной рынок
«Ночной рынок» . .

***

… Эти фотографии вряд ли дадут даже минимальное представление о том, что такое сегодняшний Нэйпьидо. Да и не все, что я увидел на этот раз, было снято на камеру.

Например, я не стал фотографировать последний рабочий час сотрудников одного из министерств перед Тинджаном – когда они, распахнув окна, поливали из пластиковых бутылок своих коллег, имевших несчастье оказаться внизу. Я приехал в это министерство по делам – и не хотел ставить успех этих дел под угрозу своими прыжками с фотоаппаратом.

Я не стал фотографировать маленького карапуза, сосредоточенно писающего на решетку ливневой канализации на площади перед центральным рынком Нэйпьидо. Потому что пока я придумывал заголовок для снимка (что-то вроде «Новое поколение свободных мьянманцев») малыш сделал свое дело и достойно удалился.

И, наконец, я не фотографировал коттеджи более крупных мьянманских чиновников, выросшие на том пространстве, которое еще год назад было безжизненной равниной. Просто потому, что лень было остановить машину и вылезти из нее наружу в жару Нэйпьидо.

Для завершения этого поста про Нэйпьидо я приберег слова моего друга, которые недавно тоже увидел столицу после долгого промежутка времени. Он – образованный и передовой человек, получивший университетский диплом за границей, и я никогда не мог заподозрить его в особых симпатиях к нынешней власти. Но, тем не менее, после поездки в Нэйпьидо он задумчиво сказал: «Я думаю, что старший генерал Тан Шве – на самом деле великий человек. В том смысле, что за ним стоит какая-то огромная и мощная мистическая сила – неважно, хорошая или плохая. Потому что построить с нуля и наполнить жизнью такой город всего за пару лет обычному человеку просто невозможно».

Чаще всего таких собеседников и такие фразы журналисты выдумывают для эффектных завершений статей. Но мне, как оказалось, ничего придумывать было не надо - я услышал эти слова своими ушами.

Впрочем, от жителей Казахстана я про их президента ничего подобного не слышал. А там, вероятно, проект по переносу столицы на абсолютно новое голое место был не менее грандиозный. Хотя надо признать, что Назарбаеву страна досталась все-таки побогаче.

А про Нэйпьидо я еще обязательно напишу. По крайней мере, мне это пока не надоело.
Subscribe

  • Конституционный переворот

    Как мьянманские военные снова пришли к власти Главком вооруженных сил Мьянмы (Тамадо) старший генерал Мин Аун Хлайн, выступая…

  • Под красным знаменем

    Сила и слабость правящей партии на выборах в Мьянме Спустя двое суток после закрытия избирательных участков можно сделать…

  • Выборы и Ковид

    Как голосовали в Мьянме 8 ноября Сегодня в Мьянме прошли всеобщие выборы, которые должны определить судьбу 55-миллионной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Конституционный переворот

    Как мьянманские военные снова пришли к власти Главком вооруженных сил Мьянмы (Тамадо) старший генерал Мин Аун Хлайн, выступая…

  • Под красным знаменем

    Сила и слабость правящей партии на выборах в Мьянме Спустя двое суток после закрытия избирательных участков можно сделать…

  • Выборы и Ковид

    Как голосовали в Мьянме 8 ноября Сегодня в Мьянме прошли всеобщие выборы, которые должны определить судьбу 55-миллионной…