Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

"Донэйшн серемони"

Во время недавней встречи Министр отелей и туризма генерал-майор Со Найнг пригласил меня на устраиваемую им ежегодно благотворительную церемонию в его родном городе Пьяпоне в дельте реки Иравади (провинция, соответственно, тоже называется Иравади). Излишне объяснять, что от таких приглашений отказываться не принято.

Монастырь в Пьяпоне
«Монастырь в Пьяпоне»

В Мьянме существует традиция, когда высокопоставленный чиновник не забывает о своей малой родине. В России такие примеры тоже есть, но разница мьянманской памяти о босоногом детстве состоит в том, что тут руководители страны прежде всего стараются не потерять духовную связь с родными местами, а не просто построить дорогу или провести электричество. А значит – благотворительные церемонии проводятся прежде всего при монастырях. Видимо, именно усилия земляков-монахов способны отпугнуть злых духов и нарушить козни врагов. Благотворительные церемонии при монастырях обычно самые пышные и многолюдные.

Нужно сказать, что это – именно тот случай, когда министр имеет моральное право легально пользоваться служебным положением. Если в других случаях неизбежно разразился бы коррупционный скандал, то к благотворительности отношение совсем другое. В данном случае мы говорим о Министре отелей и туризма – а значит львиную долю в числе жертвователей составляли турфирмы и гостиницы. Руки никто никому не выкручивал и деньги не вымогал, но жертвователи автоматически получали отпечатанное золотыми буквами в позолоченной картонной корочке приглашение на благотворительный обед. Министр в любой момент может затребовать список получивших приглашение и учесть факт наличия чьего-то имени при принятии тех или иных решений. Кроме того, присутствие на обеде – это еще и повод неформально пообщаться с министром, который к тому же априори находится в благодушном настроении – как человек, делающий добро в своем родном городе.

Не случайной оказалась и дата – 2 мая. Два года назад именно в этот день на дельту Иравадди обрушился страшный циклон Наргиз, унесший жизни почти 140 тысяч человек. Армия, будучи организованной силой, создается в том числе и для того, чтобы оказывать помощь именно в таких чрезвычайных ситуациях. А в Мьянме практически все министры – действующие или отставные военные высокого ранга. Немедленно после прохождения стихии каждый министр получил под персональную ответственность пострадавший от циклона район с максимально широкими полномочиями, но и с довольно жесткой отчетностью за результаты перед первыми лицами страны. То есть, так получилось, что судьба привела министра в родные места еще раз – уже на пике карьеры, и многое из того, что сделано здесь после циклона за два года, имеет к нему самое непосредственное отношение. То есть, именно 2 мая – это день подведения ежегодных промежуточных итогов.

Помимо министра в этот день сюда приезжают и другие его земляки, добившиеся карьерного роста или богатства. Нужно сказать, что дельта Иравади – это основная житница страны, и многие крупные сельскохозяйственные компании выращивают свою продукцию именно тут. В стране, где 70 процентов экономики – это сельское хозяйство, а эпицентр сельского хозяйства – Дельта, процент выходцев из этого региона в среде янгонского бизнеса очень высок.

Поэтому благотворительные церемонии 2 мая – это не только локальный приезд министра, но мероприятия с участием гораздо большего числа людей. Не случайно, что в церемониях в Пьяпоне принял участие генерал-губернатор («коммандер») провинции Иравади генерал-майор Чжо Све. В неофициальной мьянманской табели о рангах генерал-губернатор провинции стоит выше министра, поэтому прибытие генерала Чжо Све – это выведение локальной церемонии на гораздо более высокий уровень. А одновременно – дань уважения министру, который когда-то занимал равнозначную генерал-губернаторскую должность, правда, в другой провинции. Интересно, что эта мьянманская табель о рангах неукоснительно соблюдается даже в буддистских церемониях: каждый гость благотворительного обеда получил в подарок пластмассовый веер с информацией о событиях и их главных участниках – на этом веере имя коммандера провинции Иравадди стоит выше имени министра. Нужно отметить еще и то, что коммандер одет в военную форму (это обозначает официальный уровень мероприятия), а министр – в традиционный мьянманский костюм (это наоборот подчеркивает для него семейность и «домашнесть» церемонии в монастыре на родной земле).

Министр и генерал-губернатор
«Министр и генерал-губернатор»

В Мьянме подобного рода нюансы в одежде всегда были достаточно значимы. Например, в первый день мьянманского Нового года (то есть, в главный семейный и религиозный праздник) сразу после Тинджана первое лицо государства появляется на публике обычно не в форме, а в традиционном мьянманском костюме, и во время посещения пагоды торжественно выпускает в пруд рыбок.

Впрочем, в самое ближайшее время нюансы этого дресс-кода неизбежно претерпят изменения. Пару дней назад первым лицом государства было принято решение о том, что в целях подготовки к гражданской форме правления все министры-военнослужащие подлежат срочному увольнению в запас и форму больше носить не будут.

Что же касается «донэйшн серемони» мьянманского Министра отелей и туризма на родной земле, то ее ритуалы довольно стандартны. Рано утром (обычно в 6 часов) министр идет в пагоду, где в это время проходит церемония посвящения в монахи. Затем новым представителям монашеского братства вручаются те вещи, которые им могут пригодиться в их новой жизни – робы, веера, принадлежности личной гигиены. Затем начинается готовка благотворительного обеда, причем для помощи в этом деле собираются окрестные жители. Вместе с женщинами из городка обед готовит и жена министра. Мужчины в это время молятся в самом священном месте монастыря, куда женщины не допускаются. Потом монастырю вручаются различные подарки и пожертвования.

Приготовление обеда
«Приготовление обеда»

Обед начинается примерно в 10 часов утра. Более 700 монахов рассаживаются за столами, на которых стоят тарелки с рисом, жареные в масле свинина, курятина, рыба, морепродукты, тушеные и маринованные овощи, острые закуски. Пока никто из них не имеет права притронуться к пище – гости эту пищу должны им предложить. Первым главным монахам еду предлагают коммандер провинции и министр. Они подходят к низкому столику с едой, вокруг которого на полу сидят монахи, поднимают этот столик сантиметров на десять и снова ставят на то же место. Еда предложена. Монахи могут начать трапезу. Гости, собравшиеся на церемонию, проделывают то же самое с остальными столиками.

Поднимание обеденного стола
«Поднимание обеденного стола»

Перед едой монахи молятся, повторяя слова за стоящим около стены человеком в монашеской робе с радиомикрофоном. И, наконец, после этого они приступают к еде. Это – последняя их трапеза в этот день: после полудня монахи уже ничего не едят до следующего утра.

Предобеденная молитва
«Предобеденная молитва»

Министр и молящиеся монахи
«Министр и молящиеся монахи»

Сосредоточенная молитва
«Новообращенные монахи»

Время трапезы
«Время трапезы»

Министр идет во двор, где собрались местные жители, в том числе – женщины, принимавшие участие в готовке пищи. После небольшой беседы они все направляются в другое помещение, где расставлены столы для гостей и участников благотворительного обеда. Коммандер и министр едят вместе со всеми.

Беседа с гостями и участниками благотворительной церемонии
«Беседа с гостями и участниками благотворительной церемонии»

В окна заглядывают любопытные дети. Иногда кто-нибудь из богатых земляков встает с места, подходит к окну и раздает детям денежные купюры по тысяче кьят. Дети за окном при этом обычно начинают прыгать и орать так, что кажется, будто еще немного – и все помещение развалится и рухнет.

Для местных жителей это интереснее, чем цирк
«Для местных жителей это интереснее, чем цирк»

Собственно, вот такая несложная церемония повторяется из года в год. Видимо, высокопоставленные мьянманские чиновники на самом деле искренне чувствуют потребность в подобных мероприятиях. И дело даже не только в том, что в родные места их приводит ностальгия по молодым годам. Они на самом деле верят, что именно за эти несколько часов пребывания в монастыре на родной земле они набираются мистической силы и получают защиту от врагов. А значит – еще год они могут быть уверены за свое благополучие.

***

Прошу прощения за качество фото – снимал на мобильник.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments