Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

"Дайте им закончить..."

В качестве маленькой иллюстрации роли До Аун Сан Су Чжи в современном политическом процессе в Мьянме, хочу привести показательную, на мой взгляд, статью на веб-портале «Иравали», опубликованную к 23 годовщине протестных выступлений 1988 года, кульминацией которых стало «восстание четырех восьмерок» - 8.8.88 (напомню, что восьмерка, как число, кратное четверке, по нумерологии является счастливым для «демократической оппозиции» Мьянмы).

Обращаю при этом внимание, что «Иравадди» - это не маргинальный сайт, а основной сайт зарубежной бирманской оппозиции (остальные по количеству и качеству материалов явно отстают с большим отрывом – кроме, пожалуй, Миззимы). И автор статьи – не абы кто, а главный редактор этого сайта.

В статье, помимо воспоминаний и рассуждений, содержатся два посыла:

1. Не ДАССЧ и другие распиаренные «отцы и матери бирманской демократии» организовывали протестные выступления 1988 года – это были совсем другие люди.

2. Этих людей посадили в тюрьму, а ДАССЧ – всего лишь под домашний арест. Эти люди до сих пор в тюрьме – а ДАССЧ уже выпустили. Так кто опаснее для нынешних бирманских властей – деятели «поколения 88», или ДАССЧ?

Пока нападки на ДАССЧ – довольно осторожные, но намек на ее «самозванство» – весьма показетелен. Думаю, что эта тема получит свое развитие по мере того, как приход к власти мьянманской демократической тусовки будет все более вероятным.

По сути это – заявка «поколения 88» на то, что они считают ее своим лидером весьма условно. Тактически на самом деле удобнее провозгласить одну ее матерью-основательницей всего демократического процесса, чем долго и нудно объяснять западному обывателю, что на самом деле за каждым событием в Мьянме стоят абсолютно разные люди. И она им пока нужна – в силу того, что Запад предпочитает поддерживать связь только с ней, и поэтому именно с ней могут быть связаны основные надежды когда-нибудь прийти к власти. А еще – потому что лично за ней реально нет ничего – ни вооруженной силы, ни подчиняющейся лично ей сколько-нибудь дееспособной организации. Есть только раскрученный на Западе и в Мьянме бренд и авторитет «народного лидера». Поэтому те, кто реально контролирует организации и группы, не видят пока в ней никакого конкурента – наоборот, воспринимают ее как человека-паровоза, на чьих плечах они могут «въехать» во власть. Но отнюдь не собираются отдавать ей то, что, как они считают, пео праву должно принадлежать им.

Заголовок статьи тоже очень показательный – «Дайте им доделать то, что они начали». «Им» - это «поколению 88». Ясно, что автор статьи обращается с призывом дать этим людям возможность доделать революцию отнюдь не к бирманским властям – это было бы глупо. Призыв обращен именно к ДАССЧ – не путаться под ногами и мешать настоящим лидерам мьянманского демократического движения делать свое дело.




Дайте им доделать то, что они начали

http://www.irrawaddy.org/article.php?art_id=21855

Мы вышли из кампуса во второй половине – десятки учеников, каждый в белой рубашке и зеленой юбке (школьная форма для старшеклассников), стояли под дождем, но ни один не держал зонт. И все пели «Каба ма чье» - национальный гимн.

Все выглядело мирно до того момента, пока не подъехала и не остановилась неподалеку грузовая машина с солдатами. Затем солдаты с повязками из красной ткани на шее (отличительный признак бирманского спецназа) вылезли из машины и выстроились напротив нас, выставив вперед стальные штыки своих автоматических винтовок G3. Палец каждого спецназовца лежал на спусковом крючке, словно они столкнулись лицом к лицу с партизанами в джунглях.

Все мы бросились врассыпную, некоторые попытались скрыться в домах по соседству. Солдаты увидели, что один из учеников закрыл лицо платком и погнались за ним, потому что решили, что он – главный. Когда они схватили ученика и уже хотели его утащить, я вышел вперед и сказал капитану, что он – всего лишь восьмиклассник.

Капитан смерил меня суровым взглядом и ничего не сказал. Я продолжал настаивать, чтобы его отпустили, и тогда ко мне подошел солдат и ткнул в грудь острым штыком.

"Заткнись!, - сказал он. – Тебе что, жить надоело?"

Это было 7 августа 1988, за день до общенационального протеста 8 августа 1988 года, который с тех пор получил более краткое название - «8.8.88».

В этот день 23 лет назад тысячи учащихся нашей школы, снова надев нашу бело-зеленую форму, примкнули к рядам демонстрантов. И после того, как мы прошли пару миль к центру Рангуна, мы снова увидели солдат.

Солдаты опустились на колено прямо посреди мощеной дороги и направили на нас свои автоматические винтовки, в то время как водители бронемашин и армейских грузовиков включили двигатели на полную мощность. Через мегафон офицер обратился к протестующим и сказал, что у нас есть 15 минут, чтобы повернуть обратно и разойтись. Прошло время, но мы продолжали стоять на месте.

Потом началась стрельба. Все побежали, и я услышал панические крики товарищей, что кто-то ранен, но когда над головой летят пули – нет времени оглядываться. Когда я нашел безопасное место, чтобы укрыться, я опустил взгляд и увидел, что до сих пор сжимаю в руках школьный портфель с книгами.

8.8.88 и в последующие дни, пули, выпущенные солдатами режима, сократили число протестующих в Рангуне и в других городах по всей Бирме. Главными мишенями были студенты университетов и школьники, которые шли во главе колонн, требующих демократии, и кровь этих молодых смелых студентов окрасила улицы по всей Бирме. В общей сложности во время восстания было убито 3000 демонстрантов.

Никакие политические лидеры не организовывали эти протесты. На улицах в это время никто не видел ни первого премьера Бирму У Ну, Ни других политических деятелей, таких как Аун Сан Су Чжи или Аунг Шве. Точно так не было видно ни одного из лидеров сегодняшних политических партий, ни нынешних членов парламента, которые заседают сегодня в сверкающем новом здании в Нейпьидо.

Это движенние, которое свергло социалистический режим генерала Не Вина, железной рукой правившего страной в течение 26 лет, возглавляли студенческие лидеры – Мин Ко Найнг, Ко Ко Чжи, Мин Зейа и Тхэй Чьвэ.

До 1988 года предшествующие поколения бирманских студентов безуспешно пытались оказывать сопротивление режиму, который отстранил У Ну от власти в ходе кровавого путча 1962 года, и который через короткое время после этого взорвал историческое здание Студенческого союза в Рангунском университете.

В 1969 году У Ну бежал в Таиланд, а в следующем году начал революционное движение против режима Не Вина путем создания Пертии парламентской демократии и формирования ополчения, но его план закончился неудачей, и он позже вернулся в Бирму. В 1974 и 1976 годах студентами и рабочими были организованы масштабные забастовки, но они были подавлены хунтой, и потребовались годы, чтобы движение смогло восстановиться после потерь.

Тем не менее, в 1988 году студенческому движению удалось, по крайней мере на начальном этапе, добиться успеха там, где другие до этого терпели неудачу. Хотя военные слова захватили власть в сентябре 1988 года и подавили демонстрации, новый режим обещал провести свободные и справедливые выборы, чтобы восстановить систему парламентской демократии. Вдобавок к этому У Ну и другие политики с многолетним опытом снова были вовлечены в политические процессы, и были официально зарегистрированы партии.

Когда Национальная лига за демократию (НЛД) Су Чжи одержала убедительную победу на выборах 1990 года, стало казаться, что десятилетия авторитарного правления в Бирме остались в зеркале заднего вида.

Но режим отказался признавать результаты выборов и обрушился на руководителей НЛД, большинство из которых оказались в тюрьме или, в случае с Су Чжи, под домашним арестом.

Точно так же, как и НЛД, и другие демократические группы, студенты из «поколения 88» тоже были разгромлены, а их лидеры попали за решетку. Несколько студенческих лидеров, в том числе Мин Ко Наинг, отсидели в тюрьме по 15 лет, и примерно в 2005 году вышли на свободу, но после их освобождения все смогли убедиться, что длительные сроки лишения свободы и перенесенные страдания в тюрьме не заставили их склонить голову перед режимом.

После освобождения студенческие лидеры сформировали группу «Студентов поколения 88» и продолжили свою политическую деятельность, неуклонно приобретая политическое влияние и общественную поддержку. Они провели несколько эффективных кампаний, таких, как «Движение белых рубашек», и в течение двух лет их усилия привели к Шафрановой революции 2007 года, которая привлекла внимание всего мира к бедственному положению народа Бирмы.

В результате, Мин Ко Найнг и его товарищи были вновь брошены за решетку, и теперь отбывают 65-летний срок в отдаленных местах лишения свободы. Для режима было удобнее, чтобы все лидеры группы Студентов поколения 88 находились в тюрьме, когда он провел в 2010 году выборы, и они остались в заключении когда к власти пришло новое «гражданское» правительство.

Показательно, что Су Чжи была освобождена, а лидеры группы Студентов поколения 88 до сих пор остаются в тюрьме. Это – ясный показатель, кого именно режим сегодня боится больше всего.

Другие лидеры Студентов поколения 88 покинули Бирму, чтобы избежать политического преследования и тюремного заключения, но и находясь в изгнании, они продолжают вносить свой вклад. Многие из них являются главами политических групп в изгнании, организаций по правам человека и СМИ.

Критики говорят, что неэффективность оппозиционных партий позволила военному режиму оставаться у власти с 1988 года. Но за 23 года бывшим студенческим лидерам и их товарищам, придерживающимся демократических взглядов, удалось сохранить огонь борьбы за демократию.

Кроме того, без храбрых действий и самоотверженных жертв бывших студентов, как в 1988 году, так и в последующий период, сегодняшнее демократическое движение просто не существовало бы.

Политические партии, такие как НЛД Су Чжи, были официально сформированы после 1988 года и действуют до сих пор. Группы гражданского общества имеют сегодня больше возможностей для создания и деятельности, чем они имели в прошлом. Некоторые члены демократических партий, хотя их численность мала, теперь заседают в новом парламенте.
Но справедливость по отношению к жертвам «движения 88» так и не восторжествовала, и его лидеры до сих пор томятся в тюрьме без каких-либо серьезных усилий по их освобождению со стороны отечественных политических партий и международного сообщества, особенно западных демократий и ООН.

Кроме того, в Бирме до сих пор не видно значимых политических изменений и нынешняя ситуация в ней не выглядит многообещающей. Страной по-прежнему правят многие из тех бывших генералов, которые организовали кровавый переворот в 1988 году и позже стал лидерами одного из самых печально известных режимов в мире.

К сожалению, в свете этого лидеры нынешних политических организаций выглядят людьми куда меньшего политического калибра, чем находящиеся в заключении вруководители группы Студентов поколения 88.

Но дух 1988 года все еще жив, и демократических пламя все еще горит - именно поэтому сегодня самое время каждому человеку и каждой организации оказать давление и максимально использовать свое влияние, чтобы добиться освобождения лидеров группы Студентов поколения 88, которые остаются в тюрьме.

Студенческим лидерам 1988 года нужно дать возможность завершить миссию, которую они, не боясь пуль, начали на улицах Рангуна, 23 года назад.

Чжо Зва Мо,
Главный редактор журнала «Иравади»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments