Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Category:

Обменники

Итак, обменники при банках Янгона постепенно становятся обычным фактом. Они работают уже месяц, и поэтому янгонцы уже вполне четко понимают, что и как в этих обменниках происходит.

Вот обменник банка, принадлежащего местному олигарху У Тей За. Расположен он в самом центре, недалеко от пагоды Суле на одноименной улице. Примечательно, что здесь меняют только иностранную валюту, но не меняют «феки» (валютные сертификаты, эмитируемые правительством Мьянмы), хотя формально их курс там указан. В силу специфики бизнеса группы «Тху» ей не нужны валютные сертификаты, а нужна «живая» наличная валюта.




Большинство банковских учреждений Мьянмы напоминает обшарпанные, давно и скверно отремонтированные залы ожидания провинциальных железнодорожных вокзалов с билетными кассами, поэтому какой-то креатив при оборудовании обменника, как правило, у банков отсутствовал напрочь. Чаще всего для обмена отводится окошко кассы, над которым вешается светящееся табло «We Buy – We Sell» с курсом валют. Специфика Мьянмы – в том, что в списке валют помимо долларов США, евро и сингапурских долларов присутствуют и мьянманские валютные сертификаты. Курс их равен доллару, поэтому если мьянманец решает поехать за границу, он может обменять «феки» на доллары, продав их по цене продажи фека/доллара и купив наличные доллары по цене покупки фека/доллара. То есть, даже при обмене фека с номиналом в 1 доллар США на этот самый один доллар США, банк все равно остается при своих комиссионных, которые он берет в кьятах. Для того, чтобы банк понял, что мьянманцу на самом деле нужна валюта, от него требуется предъявить загранпаспорт. Логика проста: если у человека есть загранпаспорт – значит он может поехать за границу, а если он может поехать за границу – то валюта ему действительно может понадобиться.



Пять банков объединили свои усилия и открыли единый центр обмена на улице Тейн Пхью. Выбор места сложно назвать удачным – это рядом с рекой, довольно далеко от центра, хотя неподалеку есть парочка мест, где обитают иностранцы. Кроме этого, обменник открыт около ресторана «Мунсун», который, несмотря на отвратительную кухню, любят европейские экспаты за пафосный псевдоколониальный интерьер. Тем не менее, банки, объединившись в пул, могут тратить деньги на рекламу своего обменного центра на Тейн Пхью – и этим привлекать в него клиентов.




Интересно, что при почти одинаковом курсе очереди в пять расположенных в одном помещении обменников разные по длине. Мои знакомые мьянманцы объяснили, что один из банков постоянно жульничает и недодает клиентам купюры, а у другого постоянно в пачках попадаются купюры, проеденные термитами. Нужно сказать, что мьянманские термиты-«ча» всегда готовы сожрать и превратить в труху все на своем пути – от деревянных шкафов до их содержимого в виде одежды или бумаги. А деньгохранилища некоторых мьянманских банков – это обычные сараи, где «ча» иногда чувствуют себя как дома. Именно поэтому мьянманцы стараются менять деньги в более приличных банках – там, где гарантированно не придется скандалить и просить заменить дырявые купюры, да и меньше вероятность принести домой в пачке денег термитов, которые тут же сожрут в доме всю мебель.

А еще месяц назад, в начале октября, иностранцы штурмовали Мьянманский Внешторгбанк около пагоды Суле, потому что на сайте Лоунли Планет объявили, что именно там начинают официально менять деньги. Все оказалось совсем не так – лицензии на организацию обменников получили как раз не государственные, а несколько частных мьянманских банков. Они и открыли обменные пункты.

Вскоре были объявлены и правила обмена. Он мог осуществляться только по документу, удостоверяющему личность. То есть, иностранцы и мьянманцы, которые желали поменять валюту, должны были иметь с собой паспорт. Кроме того, мьянманцы должны предоставить документ, подтверждающий, что они владеют валютой на законных основаниях. Например, таможенную декларацию о том, что они эту валюту ввезли из-за границы. Или банковскую книжку вкладчика мьянманского банка, в которой отражен тот факт, что эти деньги когда-то были у них на счету, и сейчас они эти деньги сняли и принесли менять. И это при том, что многие из желающих обменять деньги, на самом деле за границей никогда не были и такие документы предоставить не могут, а доллары они получили с оказией от работающих за рубежом родственников.

Но не только обязательность предъявления паспорта и кучи документов отпугивает мьянманцев от обменников. Как и в России в первые годы после разрешения официального обмена, власти сделали все, чтобы процесс превратился в апофеоз бюрократии, где личность клиента должна быть изучена во всех подробностях. Данные паспорта заносятся в компьютер (а если банк бедный – то бланк заполняется от руки). После этого готовая форма распечатывается в трех экземплярах, и начинается священнодействие по штампованию бумаг.

Служащий банка извлекает коробку с разнокалиберными штампами и начинает делать оттиски на всех трех экземплярах. Меня всегда поражало это несколько нездоровое желание мьянманцев ставить по десять разных штампов на любую бумажку. При этом в зависимости от величины бумажки размер штампов тоже бывает разным. Например, для бланков «Форин реджистрейшн кардз» (то есть, вида на жительство, выдаваемого иностранцам), представляющих собой длинные узкие простыни, предусмотрены огромные тяжелые штампы, которыми при желании легко убить человека. Для валютного бланка мьянманцы тоже оперативно соорудили набор штампов, причем меня всегда терзал вопрос, почему все это нельзя забить в компьютер при заполнении бланка, или в крайнем случае написать от руки. Один штамп (слово «покупка» по-мьянмански) показался мне вообще бессмысленным: в случае с обменом одних денег на другие невозможно сказать, где покупка, а где продажа.



Тем не менее, невооруженным глазом видно, что для мьянманского клерка процесс штампования бланков – мало с чем сравнимое удовольствие. А поэтому работа со штампами происходит неторопливо, с чувством собственного достоинства и с внимательным обозреванием полученного результата. Нужно ли говорить, что во время этого священнодействия скапливается довольно ощутимая очередь, терпеливо ожидающая окончания манипуляций. Потом специально обученный сотрудник торжественно уносит в подсобные помещения два бланка, а вместе с третьим вручает клиенту требуемую сумму.

Несмотря на то, что в банках имеются распознаватели подлинности долларовых купюр, требования к ним установлены точно такие же, как и в «черных» обменниках: купюры не должны быть мятыми, с потертостями на сгибе, с надписями и штампами (не говоря уже о пресловутой серии СВ). В чем суть подобных требований, если такие купюры спокойно можно обменять в соседнем Таиланде, служащие обменников объяснить не смогли. Такое требование спустило им сверху начальство – они и выполняют.

Самое дикое, что в официальных обменниках эти требования распространаются не только на доллары, но и на «феки», которые в «черных» обменниках меняются в любом виде. В мьянманских газетах уже появились жалобы граждан, которые получили «феки» за добросовестный труд на иностранные компании, а в обменниках эти «феки» взять отказались, потому что у них был чуть примят уголок, или была сделана карандашом какая-то пометка.

А еще у служащего банка начинается полный ступор, когда с «феками» к ним приходит не мьянманец, а иностранец. Если к мьянманцу вопрос один: докажите законность владения «феками», то иностранца вроде как и спросить не о чем: ясно, что банк он не грабил, и если у него на руках «феки» - значит их ему вместо нормальной валюты всучило родное мьянманское правительство. В этом случае сбегаются все начличные сотрудники, которые минут пять смотрят то на иностранца, то на принесенные им «феки» и пытаются мысленно связать одно с другим. Нужно сказать, что в конце концов «феки» вам поменяют, потому что с иностранцами до сих пор пока еще никто не хочет связываться (это вам не Таиланд, где иностранцы давно стали обыденностью и где развести их на деньги - уже давно стало чем-то вроде национальной забавы).

Открытие обменников в Янгоне совпало с другим событием в мьянманской валютно-финансовой жизни, последствия которого могут быть также далеко идущими.

На днях из страны уехала делегация МВФ, которая приезжала по приглашению Центрального банка Мьянмы и провела здесь почти две недели. Делегация, возглавляемая дамой по имени Мерал Карасулу (какой она национальности, бирманцы так и не узнали, а спросить постеснялись), заместителем главы Азиатско-Тихоокеанского департамента МВФ, на всем протяжении визита разными голосами своих членов повторяла одну и ту же фразу: Бирме надо срочно привести свой валютный рынок в соответствие со статьей VIII Статей Соглашения МВФ (речь, в частности, идет о разделе 3 этой статьи, прямо запрещающей множественность обменных курсов). Это повторялось с такой настойчивостью, с какой в свое время звучала фраза о том, что Карфаген должен быть разрушен.

В принципе, в позиции МВФ ничего нового не появилось. Пресловутой статьей VIII руководство Мьянмы тыкали еще в 2001 году, но тогда военное правительство довольно четко сформулировало свою позицию: изменение режима валютных курсов невозможно без структурной реформы всей экономики. А структурная реформа невозможна без масштабных займов со стороны МВФ. Эта позиция является вполне резонной прежде всего потому, что экономические успехи новых азиатских «тигров» напрямую обязаны именно масштабным денежным вливаниям на льготных условиях со стороны международных финансовых структур и прежде всего – МВФ. Но Мьянма – случай особенный. МВФ в 2001 году предложил этой стране заняться реформированием экономики на свои собственные средства, потому что США, играющие в МВФ первую скрипку, ввели против нее санкции, а значит – кредиты МВФ невозможны. То есть, правительство Мьянмы призвали делать так, как это хочется МВФ, ничего при этом не обещая взамен.

Тем не менее, нынешний визит был интересен тем, что он совпал с очередным приездом в Мьянму спецпредставителя США по Бирме (в ранге посла) Дерека Митчелла. То есть, о позиции МВФ новому правительству Мьянмы было с кем поговорить. Видимо, разговор состоялся. По крайней мере, было объявлено, что диалог с МВФ налажен и будет продолжен в режиме онлайн с офисом МВФ в Токио, а следующая миссия фонда приедет в страну в начале 2012 года. Мьянманцы сегодня вполне уверенно говорят, что в обмен за проведение реформ США могут хотя бы частично снять свои возражения по предоставлению Мьянме масштабных займов на структурные преобразования экономики. И миссия МВФ в 2012 году приедет уже с пакетом мер, под которые МВФ, вроде, сможет уже дать деньги.

(В скобках замечу одну интересную деталь. В последнее время Мьянма обласкана высокопоставленными визитерами - причем, такими, кто раньше вообще не воспринимал Мьянму как что-то приличное. Например, недавно тут был замминистра иностранных дел Норвегии и другие не последние представители европейских стран. Сюда ездят высокопоставленные чины ООН. Мьянманских руководителей принимают в Индии и в Китае, и организуют им грандиозные программы пребывания. И это не говоря уже о визитах в Мьянму лидеров стран АСЕАН на самом высоком уровне. США подчеркнули своё внимание к Мьянме тем, что назначили спецпредставителя по этой стране в ранге посла, плюс сюда как на работу ездят американские сенаторы (например, был небезызвестный Маккейн) и прочие высокопоставленные чиновники.

На этом фоне Россия ведет себя на мой взгляд, абсолютно неадекватно, воспринимая по-прежнему Мьянму как страну-изгоя, которая от нее никуда не денется. Например, мьянманцы мне рассказывали, что когда они намекнули, что неплохо бы встретиться и пообщаться министрам иностранных дел двух стран (про тандем вообще речи не шло – какая им Мьянма, они ж великие!) - российская сторона ответила отказом. Мьянманцам, правда, в утешение предложили вариант "сортирной дипломатии" - типа, на какой-то многосторонней международной конференции мьянманский министр пойдет куда-нибудь по нужде по корридору - и по пути вдруг обнаружит российского министра. И вот там они пусть и поговорят, если мьянманцам это зачем-то надо. Причем, российская сторона, видимо, была уверена, что она делает великое дело, позволяя мьянманскому министру подержаться за руку самого главы МИД России. Мьянманцы в ответ справедливо оскорбились.

А совсем недавно с визитом в Мьянму должна была приехать делегация Госдумы (летом в России был спикер Тура У Шве Ман). Мало того, что ответную делегацию возглавил отнюдь не спикер и не его первый зам, по поводу чего мьянманцы хоть и поморщившись, не стали возражать. Но великие российские парламентарии абсолютно по-хамски отменили визит за день до его официального начала - при том, что мьянманцы к визиту готовились серьезно, и в программу входила, например, встреча с вице-президентом страны.

При этом, еще раз повторю, такое высокомерное и пренебрежительное отношение России особенно контрастирует на общем фоне - когда мьянманцев все обхаживают и облизывают, причем уже воспринимая их не как изгоев, а как равноправных партнеров.)

Вот на таком фоне как раз и открылись в Мьянме первые обменники. Как показывает практика, рассчитаны они в основном на иностранцев – на тех людей, кто понесет сюда свои доллары, чтобы обменять их на кьяты. Для мьянманцев процесс обмена связан с такими ограничениями и требованиями, что им гораздо легче обменять деньги по-старому, у «черных менял», которые и не думают сворачивать свою работу. Кстати, и иностранцы, увидев очереди в обменниках, связанные с тем, что надо предъявлять паспорт и заполнять кучу бумажек, могут последовать примеру тех, кто особо не заморачивается и меняет валюту на ресепшне своей гостиницы.

Тем не менее, суровость мьянманских законов как всегда компенсируется необязательностью их исполнения. Уже сейчас сотрудники банков заполняют справки об обмене валюты как бог на душу положит – коверкая имена и номера паспорта. А это – залог того, что вскоре они вообще перестанут делать это при клиенте, а вместо этого посадят в задней комнатке человека, который будет распечатывать и штамповать никому не нужные бумажки, а потом набивать ими холщовые мешки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments