Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

Зачем колотят в калатет

В 19 веке, когда британцы начали завоевывать территорию современной Мьянмы, они предпочитали делать это руками солдат-индусов – Индия давно уже была британской. Индусов в Мьянме традиционно называли «калá» - и многие мьянманцы выводят это название из бирманского словосочетания «ку-ла», что можно перевести примерно как «пересечь и приехать». В самом деле, большинство индусов приплывало в Мьянму по морю, и для этого им надо было пересечь Бенгальский залив. А потом, когда с индусами начали прибывать их немногочисленные светлокожие начальники – жители бирманской глубинки на полном серьезе считали, что это тоже индусы, только какой-то особой, белой породы. Поэтому если индусы именовались «кала», то британцы – «кала-пхью», то есть «белые индусы» (это прозвище европейцев в мьянманском языке сохранилось до сих пор, правда, оно сейчас скорее ближе к обзывательству, чем к нейтральной констатации факта).

Если даже Миклухо-Маклай в одиночку умудрился существенно обогатить лексикон окружавших его папуасов, то понятно, что британское завоевание Бирмы оставило множество следов в бирманском языке. И одно из них – «калатет». «Калатет» - тоже словосочетание. «Кала» - это название уже известных нам индусов. «Тет» - «приближаться». Говоря современным языком, калатет – это система оповещения людей при возникновении чрезвычайных ситуаций, элемент местной гражданской обороны, история которого насчитывает не одну сотню лет.

Сам калатет представляет собой длинный (примерно в человеческий рост, или чуть длиннее) выдолбленный изнутри деревянный чурбан, чаще подвешенный, реже - установленный вертикально на специальной подставке. Для ударов в него используется специальная колотушка, внешне напоминающая бейсбольную биту. Иногда в калатет лупят и обычной увесистой железякой – типа куска рельса. Вот именно такие калатеты и были установлены (вернее – подвешены) около пограничных постов мьянманцев, чтобы часовые могли сигнализировать о приближении неприятеля.

Звуки калатета – низкие и гулкие. Именно поэтому они не уходят вверх, как звон колокола, а стелются по земле, огибая рельеф местности. Они слышны везде – а это особено важно, если нужно предупредить людей об опасности. Как правило, на далеких от границы территориях Мьянмы калатеты находятся в деревенских монастырях, многие из которых расположены на возвышении – поэтому гулкие звуки ударов «сползают» вниз, а складки рельефа местности естественным образом усиливают их звучание.

Самое главное в калатете – это подбор двевесины. Дерево должно быть сухим, и при этом не потрескавшимся – это главное требование. Некоторые породы сухого дерева в Мьянме хорошо резонируют и проводит звук. Для достижения большего эффекта мастера выдалбливают в бревне дупла с внутренними полостями – они служат чем-то вроде звукоусилительной техники (те, кто пробовал кричать в сводчатых пещерах, поймет, о чем я). Иногда калатеты украшают деревянными узорами – и, помимо функционального предназначения, он становится еще и элементом декора монастыря. Между прочим, техника резьбы на калатете – тоже специальная. Известно, что выступающие части препятствуют резонированию звука и глушат его. Поэтому узор должен быть «рупорообразным» - с конусовидными и желобовидными углублениями.

Еще одна характерная особенность калатета – с возрастом он только лучше. Дерево становится более сухим, более монолитным (многие мьянманские бревна со временем приобретают почти каменную твердость, и в них проблематично забить гвоздь), а это дает громкий «сочный» звук, сопровождаемый долгим гулом. Именно поэтому по калатету вполне можно судить о древности монастыря. А если звук калатета слышен на большом расстоянии, местные жители этим своим калатетом гордятся. Бирманцы рассказывают, что когда они посещают родственников в соседней деревне, и слышат доносящиеся издалека звуки «родного» калатета (а у каждого калатета, как и у каждого колокола, свой неповторимый узнаваемый звук), сердца их наполняются гордостью. Нередко удары в калатет – повод для обсуждения и спора, в какой деревне он звонче и мощнее.

Изначальное повседневное предназначение калатета, впрочем, было иным, чем информирование населения о приближении врагов. Простенькие калатеты, подвешенные на деревьях возле края рисовых полей, служили для отпугивания птиц (такие калатеты имеют и другое название - «он моун»). Перемещаться по залитому водой рисовому полю с вязкой илистой почвой всегда очень проблематично, и если бирманец видел севших на поле птиц – он не делал попыток побежать к ним и разогнать – просто брал в руку дубинку и бил в калатет.

Другое предназначение калатета – регулирование жизни в монастыре. Там, где монахов много, калатет играет роль будильника – удары примерно между 4 и 5 часами утра означают, что монахам пора просыпаться. Следующий удар калатета – приглашение на утреннюю трапезу. Еще один удар звучит около 11 часов утра – это сигнал о готовности обеда для монахов, последнего в этот день приема пищи (после полудня монахи не должны есть).

Сигналы калатета – это повод и для деревенских жителей просыпаться и приниматься за работу. Около 5 часов утра они разжигают огонь – и до 8-9 часов, когда монахи приходят в деревню за пожертвованной им едой, у деревенских жителей есть время приготовить для них рис и карри. То есть, звуками монастырского калатета монахи ненавязчиво напоминают деревенским жителям о своем существовании. Примерно в 7-8 часов начинает работу утренний деревенский рынок, и те, кто встает с ударом калатета, как раз имеют достаточно времени приготовить товар для продажи.

Как показывает практика, калатет – инструмент более точный, чем деревенские петухи. Петухи начинают орать примерно в три часа ночи, и периодически оглашают окрестности своим кукареканьем до шести утра – пока не взойдет солнце. А утренние удары калатета всегда привязаны к более точному времени. В деревнях, где до относительно недавнего времени не у всех жителей были будильники, звуки калатета служили точкой отсчета нового дня. А в сыром утреннем воздухе они слышны наиболее далеко.

Вопрос о том, как отличить обычные звуки калатета (например, утренние удары, говорящие о том, что пора просыпаться) от сигнала тревоги или общего сбора жителей деревни по какому-либо неотложному поводу, решается очень просто. При чрезвычайных событиях (например, при пожаре) в калатет ударяют много раз, и довольно часто. Обычные же сигналы калатета – как правило, одиночные (реже – двойные, с долгой паузой).

Сегодня в крупных городах многие монастыри до сих пор имеют калатеты. Тем не менее, их тут уже не используют – у всех есть часы, а для оповещения населения существуют иные средства. Туристы часто проходят мимо висящего на перекладине бревна, не обращая на него внимания. А между тем, именно место, где висит калатет, когда-то было тем самым пунктом встреч, куда сбегались монахи и местные жители в случае чрезвычайных обстоятельств. Лишь в деревенских монастырях и около рисовых полей калатеты до сих пор используются по прямому назначению.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments