Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

Месяц Вагаунг, непредсказуемый как лотерея...

Вагаунг – пятый месяц мьянманского календаря и второй месяц буддистского поста (этот пост длится три месяца - Вазо, Вагаунг и Тоталин). Его начало - пик сезона дождей, но к концу этого месяца погода становится все менее и менее дождливой.

Любой месяц лунного календаря начинается с полнолуния. Но, как и в случае предыдущим полнолунием Вазо, в Мьянме полнолуние, начинающее Вагаунг, мало кто видит из-за сплошных тяжелых туч, закрывающих небо. Это тем более печально, если учесть, что в этом году было не просто полнолуние, а суперлуние. В Москве с погодой было не в пример лучше – и мьянманцы, обучающиеся в России, массово постили на Фейсбук фотографии с большой полной Луной, держа ее на ладошке, или сжимая между пальцами руки. Для них это было не просто суперлуние, а праздник Вагаунг.

А в самой Мьянме деревенские ребятишки в это время тоже находят свои радости в сезон тропических ливней. Вряд ли они отыщут в это время место для игры в футбол - все вокруг залито водой, а дороги раскисли. Но просто побегать под дождем и пособирать сбитые ливнем с деревьев недозрелые кокосы – тоже удовольствие. Можно полакомиться и только что созревшими красно-бурыми ягодами растения семейства миртовых, которое в Мьянме называется «табьей», а в европейской классификации известно как «Евгения».

В это время ребята под струями ливня горланят нехитрую песню (кажется, ее знают дети всей страны, потому что слышат от своих мам в младенчестве), отражающую реалии сезона дождей.

Мо юэ йин, ей чоу мэ,
Мэймэй ла йин, ноу соу мэ,
Пэйпэй ла йин, оун-ди квэ са мэ.

(Когда пойдет дождь, мы вымоемся,
Когда придет мама, будем сосать [у нее] молоко,
Когда придет папа, поедим вскрытый кокос.)

Насчет «сосать у мамы молоко» - понятно, что для европейца такие детские стихи по определению кажутся несколько вульгарными. Тем не менее, в мьянманской культуре что естественно – то не безобразно. Поэтому в других стихах, посвященных этому времени, дети пугают друг друга не только тем, что в мутной разлившейся вокруг воде в изобилии водятся змеи, но и страшными рогатыми улитками, которые, незаметно для человека, могут залезть ему внутрь через… как бы это помягче сказать… отверстие между ягодиц. Это, конечно, не высокая поэзия, но и похабными такие стихи не считаются. Тем более, что они отражают вполне обычные мьянманские реалии – маленькие деревенские пацаны, чтобы их юбка-пасо во время игры не путалась под ногами, иногда завязывают ее на груди под плечами, тем самым открывая ноги.

Более старшие деревенские жители в это время работают в поле. Вагаунг – время вспашки и подготовки к высадке риса. Те, кто завершили работу – коротают дождливые вечера игрой на музыкальных инструментах и пением песен. Разлившиеся реки и озера благоприятствуют проведению лодочных гонок – и это еще одно развлечение месяца Вагаунг.

Вот таким предстает месяц Вагаунг для человека, живущего в Мьянме. Как и большинство месяцев, он имеет свой цветок, распускающийся именно в это время. Цветок Вагаунга – «кхат-та». В латинской классификации – это Crinum Amaemum, а по-русски все семейство таких цветов называется «Кринум» (кому интересно – можете погуглить и решить, насколько этот цветок своим внешним видом соответствует мьянманскому сезону тропических ливней).

Название самого месяца Вагаунг состоит из двух слов. «Ва» - это буддистский пост, а одно из значений слова «гаунг» - вершина, верхушка. То есть и в названии месяца заключен его «серединный» смысл. В месяцы поста монахи не должны покидать свой монастырь без особой надобности, их цель в это время – целиком сосредоточиться на постижении учения Будды и самосовершенствовании. Впрочем, проливные дожди и раскисшие или залитые водой дороги в это время совсем не способствуют путешествиям.

Этот период знаменит интересным праздником под названием «Сайитанмэпвэ», что можно перевести как «Праздник-лотерея». Считается, что традиция проведения такого праздника восходит к временам Гаутамы Будды. Когда Будда находился около Раджгира (мьянманцы его знают как Язаджьо), он часто подолгу останавливался в монастыре Венувана Вихара (Вэйлувун Вихара). Не всем монахам этого монастыря хватало риса, пожертвованного местными жителями, и поэтому местные жители, в зависимости от того, сколько риса у них было, высказали пожелание приносить еду для определенного число монахов (например, для одного, трех или десяти). Будда согласился с таким подходом – но встал вопрос о том, как выделить этих достойных монахов из общего числа монашеской общины – сангхи. И самым лучшим выходом была признана идея тянуть жребий.

С тех пор такой порядок стал общей практикой. На деревянных или бамбуковых фишках писались имя и адрес жертвователя, затем фишки помещались в корзину с высокими стенками, и корзина встряхивалась. Монахи вставали в очереди к корзине (очередь выстраивалась по старшинству и длительности пребывания в монахах) и каждый вытаскивал свою фишку. А затем они шли в дом, адрес которого написан на фишке, для получения пожертвованного им риса. Если хозяин дома готов был покормить, например, трех монахов – то ясно, что фишек с его именем в корзине было три штуки.

Иногда этот праздник организовывается по-другому. Каждая семья готовит подарки для монаха (новый тинган, зонтики, шлепанцы, предметы гигиены, сладости, кофе) и кладет в отдельный горшок. Какому числу монахов семья хочет сделать пожертвование – столько горшков ее члены и укомплектовывают. А затем на горшках рисуются номера – и монах, вытянувший фишку с этим номером, получает свой горшок.

Некоторые жертвователи, не дожидаясь визита к ним монахов, сами приходят в монастыри и привозят нужное количество еды. В этом случае монахи получают причитающиеся им пожертвования прямо на месте.

«Праздник-лотерея», на мой взгляд, наилучшим образом характеризует сам месяц Вагаунг. Это – очень непредсказуемый месяц: иногда дождей бывает настолько много, что реки выходят из берегов и затопляют пространство на десятки километров вокруг. Судьба нового урожая часто решается именно в зависимости от погодных капризов месяца Вагаунг. А неудержимая стихия в виде мощных тропических ливней или мутных потоков воды из разлившихся рек неизбежно рождает страх и чувство незащищенности слабого человека перед силой природы. Фактически природа в это время противопоставляет себя человеку – и поэтому люди в дни месяца Вагаунг чаще всего вспоминают о том, что они должны быть вместе и помогать друг другу выжить в суровом мире. А для этого – относиться друг к другу с добротой, пониманием и прощением.

Наверное, именно поэтому день полнолуния Вагаунг – это еще и празднование Метта Сутты, учения об истинной чистой любви и дружелюбии, которое проповедовал Будда. После проповедей Гаутамы Будды о способах медитации Каматтхана пятьсот монахов-бхикку (бхикшу) ушли в лес и там провели время поста. Из-за добродетельной силы и убежденности бхикку некоторые лесные духи утратили комфортность своего существования, поэтому они стали делать все, чтобы бхикку покинули лес. В свою очередь, и бхикку, находящиеся по соседству с недоброжелательными духами, не могли медитировать в спокойной и мирной обстановке. Тогда они пошли непосредственно к Будде и спросили его, что им делать. И Будда даровал им учение Метта Сутты.

Когда бхикку вернулись в лес, они стали делать все в соответствии с наставлениями Будды, распространив сердечную доброту и милосердие по всему лесу. В итоге самые злые и агрессивные духи под влиянием Метта Сутты стали дружелюбными и доброжелательными по отношению к бхикку, и тем самым бхикку получили возможность продолжить практику медитации. До конца поста все бхикку достигли уровня арахатов (то есть, наивысшего духовного совершенства, при котором наступает освобождение от необходимости повторных рождений).

И, наконец, «визитной карточкой» месяца Вагаунг служит праздник в честь духов-натов около деревни Таунгбьон в 20 километрах к северу от Мандалая. О предыстории этой традиции, связанной с жизнью двух братьев, Швепьин-Чжи и Швепьин-Нге, я уже как-то писал в ЖЖ (вот тут: http://dragon-naga.livejournal.com/14626.html ). Поэтому расскажу о самом празднике.
Праздник обычно длится несколько дней, и его разгар как раз приходится на полнолуние Вагаунг. Три главных дня праздника – сбор натов, празднование в честь натов и проводы натов – собирают наибольшее число народу. Люди обычно прибывают со всей страны, и как правило их собирается несколько тысяч. Цель их приезда – через общение с братьями-натами и другими духами по максимуму этих духов задобрить. Мьянманцы верят, что духи, болтающиеся по земле в результате своей не естественной смерти (нарушившей их цикл дальнейших воплощений) сохраняют дурные привычки, которыми обладали во время жизни. То есть, некоторые из них – пьяницы, другие – злостные курильщики, а третьи – просто пакостники, причем пакостят из озорства и из любви к этому искусству. Вот таких духов как раз и надо опасаться, и при случае лучше засвидетельствовать им свое почтение – может, перестанут пакостить, или наоборот – помогут в делах. А можно и попросить двух авторитетных братьев-натов приструнить озорников.

Общению с духами на празднике помогают нат-кадо – медиумы. Под громкую ритмическую музыку специального оркестра традиционных музыкальных инструментов («сайнг вайнг») они в процессе танца входят в транс и вступают в контакт с духами. До 1980-х годов нат-кадо были в основном женщины, причем профессия медиума передавалась по наследству – от матери к дочери. Сейчас нат-кадо – в основном лица нетрадиционной сексуальной ориентации и трансвеститы. Считается, что именно они, в силу своего своеобразия и отличия от основной массы людей, лучше всех способны установить прочный контакт с духами и передавать туда-обратно разнообразные «мессаджи». Поддержанию этой уверенности в собравшихся способствует их внешний вид – они обычно одеты немного странновато, по-женски (в традиционном мьянманском стиле), и лица их обильно намазаны косметикой. Это дает повод некоторым гостям с Запада с восторгом называть праздник в честь духов «мьянманским гей-фестивалем».

Фактически праздник в Таунгбьоне – это череда массовых танцев разгоряченных людей, большая часть из которых тем или иным образом введена в состояние экстаза. Медиумы выкрикивают послания от духов, к ним обращаются с вопросами, и они отвечают нечеловеческими голосами. Для того, чтобы перестать бояться этих необычных пугающих людей, и преодолеть опасения узнать неприятную правду о своем будущем, очень многие участники прибегают к горячительным напиткам. В перерывах между подобными мероприятиями гости праздника обычно приносят цветы и подарки к пагодам и святилищам, возведенным в честь духов-натов. Они загадывают желания, которые наты могут помочь им исполнить, а некоторые просят духов просто не мешать им спокойно жить – не подсовывать плохой билет на экзамене, не подкидывать банановую кожуру под ноги и не толкать людей под колеса их автомобиля. Да мало ли еще о чем можно попросить духов в месяц Вагаунг, непредсказуемый как лотерея.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment