Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

Корпорация Шведагон

Шведагон – это не только величественная золотая пагода, гордость и символ Мьянмы. Это еще и место, где каждый иностранец лишается восьми долларов. Стоит иностранцу появиться около главной площадки – как к нему шустро устремляются молодые люди, знание английского у которых сводится всего к двум словам – «энтранс тикет».

До конца 2013 года этот «тикет» стоил пять долларов. Примерно год назад Попечительский совет пагоды Шведагон решил поднять цену еще на три доллара. Как объяснял мне один высокопоставленный чиновник из Министерства отелей и туризма, почти все иностранцы – не буддисты. Поэтому пагода Шведагон для них – никакая не святыня, а туристический аттракцион. А за просмотр аттракциона надо платить деньги. На мой вопрос, что делать в случае, если попадется иностранец-буддист, для которого Шведагон – место религиозного паломничества, мой собеседник ответил, что раз человек нашел минимум тысячу долларов, чтобы приехать в Мьянму, то восемь долларов для него не должны стать проблемой.

Что такое Попечительский совет пагоды, который устанавливает цены на вход иностранцев в Шведагон, – это секрет, который хранится строже любой военной тайны. Издание «Иравади» приводит слова председателя этого совета У Сейн Вин Аунга: «В Совет входят одиннадцать человек, которых назначает государство». При этом У Сейн Вин Аунг отказался подробно объяснить, кто именно от лица государства делает такие назначения, зато привел критерии отбора кандидатов: им должен быть заслуженный человек, не имеющий следов криминального прошлого и владеющий собственностью (например, домом). Объяснения по поводу наличия собственности очень просты: богатый человек красть не будет, и к нему, в силу его априори более высокого социального статуса, больше доверия, чем какому-то нищеброду. У Сейн Вин Аунг выразился более конкретно: «Бедняк не сможет сберечь деньги».

Что касается самого главы совета У Сейн Вин Аунга, то он себе в заслугу может поставить 35 лет безупречной службы в вооруженных силах, затем работы на дипломатическом поприще (в качестве посла Мьянмы) и в парламенте страны.

Некоторое объяснение по поводу процедуры назначения членов комитета содержится на сайте пагоды: мандат им дают овадасарийя сайядо («совещательный орган из 11 наиболее значимых и уважаемых монахов, которые принимают решение о рекомендации в Совет исходя из интересов пагоды Шведагон») и, соответственно, им же члены комитета подотчетны. Из этого текста неясно, о каких овадасарийя сайядо идет речь.

Овадасарийя сайядо в мьянманской сангхе (монашеском сообществе) обычно называют самых авторитетных буддистских теоретиков-сайядо («овада» - совет, «сарийя» - учитель»), либо «первого среди равных» в группе сайядо. То есть, если, например, в крупном монастыре возможно наличие нескольких сайядо, то в этом случае кто-то из них является старшим.

Но есть и официально утверждаемая группа, состоящая из овадасарийя сайядо. По закону №37, принятому в 2010 году и подписанному тогдашним формальным главой государства старшим генералом Тан Шве, назначение в эту группу (которая рассматривается как консультативный орган при рассмотрении широкого круга вопросов, связанных с буддистским учением и практиками) производится Министерством по делам религии. В состав этой группы сроком на шесть лет назначаются девять человек из числа наиболее уважаемых сайядо страны, причем это могут быть и члены комитета Сангха Маха Найяка – формируемой государством организации, которая призвана проводить политику властей по отношению к религиозному сообществу.

Из текста на сайте Шведагона неясно, что за овадасарийя сайядо назначают членов Попечительского совета пагоды. Больше того, ставит в тупик информация на том же сайте о том, что в состав Попечительского совета входят девять человек (У Сейн Вин Аунг говорил об одиннадцати), причем трое из них назначаются, а шесть избираются. Это еще более запутывает ситуацию, поскольку по логике текста с сайта пагоды Шведагон получается, что некие овадасарийя сайядо фактически просто утверждают чье-то решение о назначении или победу на неких выборах членов Попечительского совета пагоды Шведагон.

Все мои попытки выяснить у знакомых монахов процедуру формирования Попечительского совета пагоды Шведагон встречали стандартный ответ – «Мы не знаем». А в интервью «Иравади» некий монах из монастыря при Шведагоне вообще заявил, что не собирается обсуждать с журналистом подобные вопросы, потому что боится негативных последствий со стороны государства. Именно поэтому «Иравади» и не пытается докопаться до сути, просто со ссылкой на У Сейн Вин Аунга пишет, что члены Попечительского совета назначаются государством.

Ясно, что овадасарийя сайядо – это в любом случае авторитетные буддистские монахи, поэтому в их число по определению не может попасть неизвестно кто с улицы. Обычно это – люди, блюдущие свою репутацию, поэтому, в свою очередь, они никогда не назначат в Попечительский совет пагоды Шведагон кого попало. Но в случае с таким назначением, видимо, есть поле для компромисса. В пользу того же У Сейн Вин Аунга говорит его безупречный послужной список, поэтому если вдруг этот человек будет пойман за какими-то неблаговидными делами, овадасарийя сайядо всегда может сказать, что в момент назначения государством на человека были даны самые положительные характеристики – то есть, фактически он переложит ответственность за происшедшее на государство. В этом случае можно с большой долей уверенности говорить о том, что через овадасарийя сайядо члены Попечительского совета тем или иным способом действительно назначаются государством.

Известно, что Попечительский совет руководит штатными работниками пагоды в количестве 850 человек, а также сотрудничает с 70 организациями добровольцев (на самом деле, для мьянманского буддиста – большая честь, например, подмести площадку перед Шведагоном). То есть, это не какой-то почетный президиум, а наделенный широкими полномочиями орган управления большой корпорацией по имени Пагода Шведагон. Главная его цель – поддержание пагоды на должном уровне, начиная от чистоты и освещения и заканчивая золотым покрытием. Именно для этого Попечительскому совету переданы все полномочия по расходованию имеющихся в его распоряжении денежных средств и драгоценностей.

Логично посмотреть, из чего складываются поступления в бюджет пагоды.

Сегодня на сайте пагоды Шведагон уже висит отчет о приходе денег за октябрь 2014 года. Согласно этому отчету, пагоду в октябре посетило 46.796 иностранцев – то есть, примерно 1.500 иностранцев в день. Октябрь в этом смысле показательный месяц: это – не пик сезона, но и не летние месяцы, когда поток туристов сокращается. «Иравади» пишет о том, что средняя цифра посещения Шведагона иностранцами лежит между 1.500 и 2.000 человек в день и выводит годовой доход пагоды только от продажи «энтранс тикетов» - 4 миллиона долларов США.

Следующая строка доходов – пожертвования. По данным с сайта, в октябре их поступило 24.011 долларов. Всего на счетах пагоды, по словам У Сейн Вин Аунга, находится около 16 миллионов долларов США и примерно 30 миллиардов мьянманских кьят (то есть, еще примерно 30 миллионов долларов США). К этим суммам следует добавить проценты на вложенный капитал, которые начисляют мьянманские банки.

«Иравади» указывает на то, что пожертвования пагоде осуществляются не только деньгами, но и в виде ювелирных украшений и драгоценных камней. Об их стоимости никаких данных нет. У Сейн Вин Аунг просто разводит руками: «Мы – самая богатая пагода в мире».

Особая статья – пожертвования в виде золотых пластин на обновление покрытия пагоды. Одна такая пластина стоит примерно 600 долларов. В обычный день пагоде передается от 15 до 20 таких пластин, а в выходные – еще больше.

Как расходуются эти средства – открытой информации нет. Более того, по словам монахов, которые цитирует «Иравади», в деятельность Попечительского совета активно вмешиваются власти: «Над Попечительским советом стоит правительство, поэтому сюда приходят многие компании, хотя на территории пагоды не разрешена никакая коммерческая деятельность». Один из монахов привел в качестве примера такой коммерческой деятельности наличие на террасе Шведагона банкоматов, установленных среди древних колоколов и тысяч изображений Будды. В свою очередь, в Попечительском совете отвергают вмешательство властей («Министерство по делам религии может только советовать нам, но не приказывать») и говорят, что банкоматы установлены для удобства туристов – сегодня иностранцы могут платить пресловутые восемь долларов не американской валютой, а кьятами. «Если банк приходит с предложением установить банкоматы – он делает пожертвование пагоде, и после этого получает разрешение на установку», - объясняет У Сейн Вин Аунг.

По его словам, единственная значимая сфера, в которой Попечительский совет активно сотрудничает с властями, это закупка золота у Министерства шахт для покрытия пагоды. По словам У Сейн Вин Аунга, это делается потому, что котировки золота на рынке постоянно скачут, и есть риск купить его по дорогой цене и тем самым потерять деньги. «Государственная цена лучше», - уверенно заключает У Сейн Вин Аунг.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments