Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

"Мама Су, в Янгоне слишком много машин!"

Янгонцы, сидящие в центре города на маленьких табуреточках за пластмассовыми столиками на улице около чайных, уже давно свыклись с мыслью, что их мирное чаепитие может быть нарушено в любой момент.

Городские власти уже давно приняли принципиальное решение – сузить до минимума бетонные тротуары, прижав их к стенам зданий, и расширить проезжую часть, организовав на освободившемся пространстве места для парковок. На узком тротуаре столики от кафе не поставишь – поэтому хозяева заведений общепита устанавливают их именно на бетонном «паркинге».

Ритуал наведения порядка давно уже превратился для полиции в рутинную процедуру. К месту событий подъезжает полицейский фургончик, оттуда выскакивают стражи порядка и ловко закидывают легкие столики и табуреточки в кузов. На вопли хозяина кафе и согнанных с места клиентов они не обращают никакого внимания, а сам хозяин благоразумно не хватает никого из них за руки, потому что знает, что в этом случае он точно нарвется на неприятности. При этом один из полицейских (как правило, более старший по званию) в погрузочных работах не участвует – его задача стоять неподалеку и фотографировать происходящее на камеру.

Полицейские посетят хозяина в этот день еще раз – уже пешком. Они принесут постановление о штрафе, выписанное на бланке скверной бумаги и проиллюстрированное фотоснимками незаконно установленных столиков, где в углу обозначено время фотографирования. Хозяину разъяснят, что своими безответственными действиями он вносит свою негативную лепту в усугубление транспортной ситуации Янгона, задыхающегося от пробок. Хозяин будет вынужден согласиться – да, он вносит эту самую негативную лепту. Тем не менее, даже несмотря на раскаяние, столы и табуреточки ему возвращены не будут (типа, как не возвращаются орудия преступления) – чтобы не вызвать у хозяина соблазна установить их в другой раз. Впрочем, хозяева, как правило, не в обиде: риски просчитаны, и для незаконной установки приобретены самые дешевые пластмассовые изделия (часто – «секонд хенд», который, возможно, был у кого-то подобным же образом конфискован ранее). Каждый делает свое дело: бизнес рискует, полицейские осуществляют выполнение постановления Комитета по городскому развитию Янгона – местной мэрии.

На самом деле эти полицейские рейды – лишь малая часть отчаянных действий городских властей решить проблему дорожного движения Янгона. В газетах все чаще и чаще говорится о транспортном коллапсе, а ситуацию на улицах даунтауна в дневное время можно охарактеризовать очень просто – одна сплошная пробка. На недавней встрече Аун Сан Су Чжи и водителей велосипедов с колясками (в Мьянме они называются «сайка»), которые перед выборами ездили с флажками Национальной лиги за демократию, один из ее участников, отвечая на вопрос о своих проблемах, прямо заявил: «Мама Су, в городе слишком много машин!»

На самом деле, число автомобилей в городе за последние четыре года увеличилось в два раза – с 214 тысяч в августе 2011 года до более 500 тысяч по данным на декабрь 2015 года. Но эти цифры не вполне отражают возросшую нагрузку на дорожное движение в Янгоне. Во-первых, четыре года назад средний возраст машин составлял около 30 лет, они часто ломались и простаивали, и вообще, водители из соображений бережного использования дорогого личного транспорта старались без нужды их не эксплуатировать. После изменения правил ввоза транспорта в страну автопарк Янгона срезу помолодел минимум лет на 20 – и теперь многие жители города уже не представляют себе жизнь без четырехколесного друга. Плюс к этому пропорционально увеличилась нагрузка от автомобилей с соседних территорий – и в Янгоне нередко можно увидеть машины с номерами Нейпьидо, Мандалая, Баго и Паттейна. Поэтому можно смело утверждать, что за эти самые четыре года число машин на улицах увеличилось минимум в четыре раза. При этом появилось много новых автобусных маршрутов – сегодня их в Янгоне 349, и в день они перевозят порядка 7 миллионов пассажиров.

Естественно, власти с самого начала предпринимали какие-то усилия для того, чтобы «разрулить» янгонские пробки. Я уже сказал, что три года назад все бетонные тротуары в срочном порядке было решено сузить до минимума и прижать к домам, а освободившееся пространство залить бетоном и отвести под парковку. Была построена широкая бетонная дорога – дублер прибрежной Стрэнд-роуд - предназначенная для большегрузных автомобилей, выезжающих из порта Янгона. Но самой главной идеей городского начальства стало строительство автомобильных мостов над загруженными перекрестками. Не транспортных развязок с отдельными съездами и заездами – а просто моста-флайовера для «главной» магистрали, проходящего над перекрестком. За последние несколько лет в городе построены четыре таких моста, и еще три находятся в стадии строительства.

В дополнение к этому городские власти попытались ввести новые средства транспорта, но тут их ждала неудача. Сначала было организовано движение катеров по реке Хлайнг – из центральной части города можно было по «автобусной» цене в 100 кьят уехать на западную окраину. Тем не менее, мьянманцы, славящиеся своим консерватизмом, эту заботу властей проигнорировали. Объяснение звучало дико: мы привыкли ездить на автобусе, и нам сложно сломать привычный уклад вещей. Катера долго ходили пустыми, а потом их отменили.

Такая же судьба, похоже, постигла и первый за много лет городской квазитрамвай. Вообще, трамваи в Янгоне когда-то были – проклятые колонизаторы пустили их еще в 1886 году (а в 1932 году к ним добавились троллейбусы), но в середине 1940-х годов, когда улицы города были в воронках и завалах после бомбежек и взрывов, а электричество кончилось, все виды привязанного к проводам и рельсам электрического транспорта исчезли сам собой. А в независимой Бирме правительство рассудило, что электротранспорт – это колониальное баловство, что надо экономить электричество, и что автобусов хватит на всех.

Квазитрамвай в новейшей истории Янгона представлял собой отдельно взятый вагон янгонской кольцевой железной дороги (без дверей, с тремя подножками с каждой стороны и двумя пассажирскими салонами со скамьями вдоль стен), который в дневное время катался туда-сюда по рельсам на прибрежной Стрэнд-роуд, предназначенным для ночных перевозок портовых грузов. Этот вагон издавал вполне трамвайный грохот и лязг, привлекая к себе всеобщее внимание, но в качестве транспортного средства янгонцы его почему-то не восприняли – хотя первоначально даже была идея цеплять этот вагон в конечной точке маршрута к поезду кольцевой железной дороги – чтобы пассажиры без пересадки могли ехать дальше.

Недавно власти города заявили, что в январе 2016 года они пустят по этому же маршруту что-то подобное настоящему трамваю – видимо, надеясь, что если нечто будет выглядеть как трамвай, то оно соберет желающих прокатиться. Предполагалось, что состав сможет одновременно перевозить 150 пассажиров (движение должно осуществляться с 7 часов утра до 3 часов дня), и стоимость проекта составит 3,6 миллионов долларов. Цена билета, по словам представителей городских властей, будет равна тем же «автобусным» 100 кьят. Тем не менее, хотя открытие было намечено сначала на октябрь 2015 года, потом на 10 января 2016 года, трамваи на рельсах пока никто так и не видел.

Непродуманным было и реформирование властями Янгонской кольцевой железной дороги, по которой в день с раннего утра до позднего вечера ходило несколько составов барачного типа. Сейчас вагоны осовременили, сделали в них пластмассовые сиденья, а в некоторых даже установили кондиционеры. В результате цена билета сравнялась с автобусной (раньше она была в пять раз ниже), и это вызвало переток пассажиров на автобусные маршруты – которые для большинства удобнее, чем путешествие от одного полустанка к другому полустанку, где все равно в большинстве случаев приходится делать пересадку.

Зато власти вдруг обнаружили другой перекос в транспортной системе Янгона – обилие такси. Каждая пятая машина из полумиллиона автотранспортных средств, колесящих по улицам города – это именно лицензированный таксомотор (то есть, их в городе насчитывается около 100 тысяч). Властям до сих пор как-то было без разницы, сколько такси в городе – лишь бы водители или владельцы исправно платили деньги за патент. Но в итоге получается, что в 5,5 миллионном Янгоне таксомоторов в шесть раз больше, чем в 8-миллионном Нью-Йорке (где 14 тысяч официально зарегистрированных такси). Ясно, что таксисты ездят по городу с утра до ночи, большую часть своего времени машины у них пустые, а это вносит свой вклад в ухудшающиеся условия дорожного движения.

Что делать с катастрофическим состоянием янгонского дорожного движения – сегодня, видимо, не представляет никто. Японское агентство международного сотрудничества (JICA) разработало генеральный план Янгона, где этот вопрос получил свое отражение (кстати, предыдущий мастер-план был принят в 1955 году – этот факт отлично иллюстрирует то, в какой неудобный для транспорта город превратился Янгон, где в течение более полувека каждый мог построить что угодно и на каком угодно понравившемся ему месте). Но заложенные в генплан проекты типа строительства скай-трэйна, подобного тому, какой есть в Бангкоке, - это дело будущего, а проблему транспорта надо решать уже сейчас. То же самое со строительством метро – причем, еще нет четкого мнения о том, возможно ли его будет построить в Янгоне вообще – из-за зыбких болотистых почв, на которых стоит город.

Один из умных японцев посоветовал оптимизировать сигналы светофоров – но этот вопрос уже и так решен в стихийном порядке: на любом крупном перекрестке Янгона есть полицейская будка, и сидящие в ней люди в форме уже давно регулируют переключение светофора вручную – в зависимости от того, сколько автомобилей скопилось с каждой стороны. Заслуживают внимания, пожалуй, рекомендации по повсеместной установке камер и жесткой системы штрафов за нарушения, а также организация автобусных остановок в специальных «карманах» проезжей части. Впрочем, последняя рекомендация мало что даст: автобусные остановки в Янгоне расположены очень неудобно для пассажиров (например, вдали от оживленных перекрестков и пунктов пересадки), поэтому, если автобус стоит в пробке или на светофоре, кондукторы до сих пор предпочитают выпускать пассажиров там, где им это удобно. Поэтому на «официальных» остановках автобусы, как правило, долго не задерживаются.

Некоторые эксперты предлагают разрешить такси-мотоциклы, но в Янгоне мотоциклы принципиально запрещены как класс, и их имеют право использовать только полицейские и сотрудники городской службы электрообеспечения – их мотоциклы выкрашены в оранжевый цвет). А возврат к ранее действовавшей в Мьянме системе дорогих пермитов и сборов, дающих право пользования автомобилями (сейчас по подобным правилам живет Сингапур) грозит вызывать массовые протесты жителей города. К подобным же последствиям, как показал опыт 2007 года, неизбежно приведет и повышение цен на бензин.

Проблему въезда в центр Янгон за плату нереально решить без «выдавливания» лишних жителей из даунтауна. Сегодня центр города явно перегружен людьми, которые живут где угодно – даже в аварийных домах. При этом налог на недвижимость как таковой отсутствует – ясно, что в даунтауне он был бы больше, чем на окраине, и это позволило бы экономическим путем разгрузить центральные кварталы. Но его введение чревато социальным взрывом – и поэтому властям лучше оставить все как есть. При этом в даунтауне исторически очень высок процент мусульманского населения, и его «выдавливание» из центра города неизбежно вызовет взрыв антибирманской истерии в мире, где и так для многих уже стало общим местом утверждение о том, что в Мьянме буддисты только и думают о том, как досадить местным мусульманам. И это не говоря уже о том, что само введение платного въезда должно сопровождаться развитием системы общественного транспорта – а кроме выделенных полос для автобусов (которые на улицах даунтауна ограждены бетонными блоками, но по которым практически ездит кто угодно) власти вряд ли могут что-то предложить в этом направлении. Тем временем газеты пишут о том, что в переполненных автобусах участились случаи сексуальных домогательств, а нахождение пассажиров в пробке при открытых окнах ведет к обморокам от заполняющих салон выхлопных газов.

Именно поэтому властям Янгона сегодня остается делать то, что они уже давно делают – утверждать проекты строительства домов и офисных центров в даунтауне только при наличии в них стоянки для машин (при том, что в шести центральных районах Янгона уже вообще не осталось площадок для нового строительства), а кроме того – охотиться на пластмассовые столы и стулья, выставленные владельцами уличных кафе на том месте, где теоретически должны парковаться машины. В конце концов, как сказал в интервью мьянманской газете один из чиновников городской администрации, «надо же что-то делать!»

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments