Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

Буквы-второгодники

Министерство образования Мьянмы наконец-то почувствовало тягу к переменам. Без сомнения, это хорошо, учитывая тот факт, что до недавних пор оно было одним из самых забитых и боящихся собственной тени государственных структур страны – на образование при военном правительстве обращалось минимальное внимание, и его качество (особенно на уровне вузов) в значительной степени деградировало. То есть, если уж в самом третьеразрядном министерстве началось какое-то копошение, значит реформы в стране - всерьез и надолго. И если еще несколько лет назад университеты охранялись лучше, чем военные базы, а доступ туда посторонним (тем более – иностранцам) без запрещен без специальных разрешений, то сегодня волна реформирования уже докатилась даже до программы обучения мьянманских ребятишек уровня Grade 1 – это примерно соответствует подготовительной группе детского сада. Ревизия учебного плана происходит впервые за почти 40 лет – последний раз нормативные документы по этому поводу принимались в 1968 году.

Именно на уровне Grade 1 мьянманские дети учат буквы алфавита, нараспев повторяя вслед за учителем связанные с ними стихи. Знания, основанные на многократном декламировании таких стихов, размер которых до определенной степени стилизован под буддийские тексты, обычно вколачиваются в головы настолько прочно, что повзрослевшие мьянманские дети, услышав начало стихотворения из книжки Grade 1, практически без усилий вспоминают следующую строчку и продолжают их декламировать – и это при том, что привычной европейской рифмы в таких стихах нет, а значит запоминать эту ритмическую прозу непросто.

Буквам алфавита соответствуют не только тексты. Обычно учителя стараются придать каждой из этих букв рисунок какого-то очень простого предмета, связанного с ней. Это примерно как в русской азбуке к букве «А» обычно прилагается картинка с арбузом.

В бирманском алфавите 33 «основные» буквы, каждая из которых имеет свое название. Например, первая буква называется «каджи», вторая – «кагвэй» (именно поэтому мьянманцы чаще всего называют свой алфавит «каджи-кагвэй»). Знание названий букв для ребенка обязательно, хотя в будущем никакой практической пользы для него это знание не имеет. Каждая буква представляет собой слог, где «по умолчанию» в качестве гласной присутствует звук «А» (например буква «каджи» в чистом виде, без каких-либо значков – это слог «ка»).



Но помимо букв алфавита существует около двух десятков дополнительных значков и элементов, каждый из которых меняет звучание слога (часто – до полной неузнаваемости). Эти значки тоже имеют свои наименования, которые ребенок также должен знать. Во время обучения он, при стандартной и многократно повторяемой формуле разборе слога (который тоже делается нараспев, как стихотворение, – так лучше запоминаются его последовательность и составные части), сначала называет по имени букву и ее звучание, потом прилагающийся к ней значок, и, наконец, произносит получившийся слог. То есть, от ребенка требуется не только знать каждую из 33 букв по имени, но и опознавать и называть целую кучу значков, а также иметь представление о том, какие слоги образуются в результате их комбинации с буквами. Ясно, что значков этих вокруг буквы бывает несколько, и их сочетание рождает совсем другой слог, чем в том случае, когда эти значки стоят около буквы по отдельности. А иногда буквы группируются в пары, причем, вторая буква со значком (фактически представляющим собой маленькую третью букву сверху) не произносится вообще, зато вся эта конструкция образует свой уникальный слог на основе первой буквы. Плюс еще есть несколько букв, которые существуют дополнительно к «основному» алфавиту. Поставленный перед необходимостью все это выучить и запомнить, маленький мьянманский ребенок рано или поздно почувствует, что у него закипают мозги.

На фоне такой удручающей картины новации министерства образования оказались весьма скромными. Декларированная цель рекомендаций чиновников-педагогов – создать у детей восприятие школы как «счастливого» места, освободив их, по крайней мере, на уровне Grade 1, от излишней информации для зазубривания и снизив тем самым учебную нагрузку. Самым главным предложением новаторов от образования стало пожелание, чтобы дети в первый год обучения знали не все 33 буквы алфавита, а только 25. Остальные 8 они должны будут изучить в следующем году.



При всей кажущейся странноватости эти рекомендации имеют смысл. Упомянутые восемь букв (гаджи, замьинзвэ, таталинджей, тхавунбэ, даингау, даимоу, наджи и ладжи) в обычном «гражданском» письме встречаются довольно редко – они сегодня по большей части присутствуют лишь в написанных с использованием бирманского алфавита буддийских текстах древнего языка Пали (который в Тхераваде считается «первородным» языком буддийского канона). Ясно, что детям на уровне Grade 1 еще не до религиозных текстов, и поэтому восемь перечисленных букв им на самом деле почти не нужны. Ко всему прочему, большинство из этих букв – еще и самые трудные для написания. Больше того, как показывает практика, простых слов с этими буквами (которые можно использовать как иллюстрации) практически нет, а те, которые используются как примеры, ребенок понять не в состоянии. Именно поэтому злосчастные восемь букв часто становятся основным препятствием на пути постижения алфавита, и их изучение способно перегрузить мозги любого ребенка.

«Новая учебная программа научит детей быть более счастливыми, - сообщил журналистам некий консультант в сфере образования. – Основное внимание будет сосредоточено на декламировании стихов и произнесении слов. Будет включено и чистописание, но мы постараемся обеспечить более правильный баланс». В целом время, сэкономленное за счет переноса изучения восьми букв на более поздний срок, рекомендуется использовать для «оживления» процесса обучения. В новом учебнике будет 15 глав, и там будут подняты такие «соответствующие международной практике» темы как рассказ о себе, о своей школе, о семье, о населенном пункте, о деревьях, о погоде, о средствах предвидения, о рынках, о праздниках, о насекомых, о домах. То есть, делается пока еще робкая попытка немного отойти от тотальной зубрежки и изматывающего чистописания, а в освободившееся время способствовать развитию у ребенка творческих способностей.

Тем не менее, даже такая робкая попытка рационализировать изучение алфавита натолкнулась на критику. Школьные учителя наперебой говорят о том, что дети Grade 1 и Grade 2 не особо отличаются друг от друга, поэтому перенос изучения этих букв на следующий год практически ничего не даст. Бьют тревогу и представители буддийского духовенства. Известный монах У Вимала заявил журналистам: «Это палийские слова, и если они будут выведены из обращения, палийская литература может исчезнуть. Если вы истинный мьянманец, вы должны знать, как читать и писать хотя бы их, даже если вы не знаете языка Пали». По мнению других монахов, перенос восьми букв на следующий год способен породить у детей мнение о том, что это – несущественные буквы, знать которые необязательно и которые не заслуживают серьезного к себе отношения. А отсюда – первый шаг к непониманию религиозных текстов и неумению их читать.

Возникает закономерный вопрос: что еще могли бы предложить реформаторы в сфере образования для уменьшения нагрузки на детей при изучении алфавита? Отменить зубрежку маловразумительных и абсолютно не нужных детям названий букв (как в свое время из русского языка ушли «аз», «буки» и «веди») и называть их исходя из обозначаемых ими звуков – заведомо плохая идея. В этом случае в бирманском языке тут же появилось бы, например, две буквы «я», две буквы «ба» и две буквы «за» - и тогда декламирование алфавита стало бы похожим на занятия заик у логопеда, а учителям все равно пришлось бы выдумывать уникальные имена для букв-дублеров. Но самое главное – это была бы уже реформа языка, далеко выходящая за рамки программы для детского сада и требующая решения на совсем другом уровне.



Еще более радикальным было бы исключение из языка букв-дублеров, или перевод языка на более простую графику (прежде всего – исключение многочисленных значков, которые, облепляя со всех сторон букву, «конструируют» связанный с ней слог, и переход к буквенно-транскрипционной основе). Это намного упростило бы процесс изучения алфавита, но поступиться своими буквами и значками бирманцы не готовы. Нужно понимать, что бирманская интеллигенция гордится своим достаточно древним и уникальным языком в том виде, в каком он есть (в том числе тем фактом, что любой мьянманец в состоянии свободно читать древние тексты в их первозданном виде), и вычеркивание или замена любых букв чревата негативными последствиями не столько в сфере языкознания, сколько в общественной жизни. Даже предпринимаемые в прошлом попытки всего лишь немного упростить литературный бирманский язык, узаконив в нем гораздо менее сложные формы, сложившиеся в разговорной речи, наталкивались на жесткое противодействие – а уж кромсать алфавит точно никому не будет позволено.

По мнению представителей бирманской интеллигенции, любое реформирование алфавита тут же «отсечет» культуру прошлых веков – дети, вызубрившие новый алфавит, будут не способны читать тексты, написанные на «дореформенном» языке. Опыт перевода на латиницу вьетнамского языка и упрощение написания китайских иероглифов не кажется для бирманцев применимым к их условиям, а некоторые из них считают, что именно реформа письменности в китайском языке привела к отупению значительной части населения этой страны.

Естественно, категорически против любого вмешательства в бирманский язык будут представители буддийского духовенства, поскольку ясно, что любая реформа отдалит его от палийских текстов в том виде, в каком они присутствуют в нынешнем бирманском буддизме. А с религиозными деятелями по подобным надуманным темам власти предпочитают не ссориться.

К этому следует добавить, что буквы бирманского алфавита обычно пишутся не в строчку одна за другой, а рисуются в виде аккуратной таблицы (шесть рядов по пять ячеек, и под ними седьмой ряд с тремя ячейками), где большинство букв размещены не просто так, а исходя из «логики места»: в верхних пяти рядах первая буква – условно «простая», вторая – придыхательная, третья и четвертая – звонкие, пятая – «носовая». И если даже какая-то буква почти не используется, или ее звучание «перекрывается» другими буквами, все равно, согласно «логике места», отведенная для нее ячейка не должна пустовать. Того куцего и лишенного внутренней логики уродца, которым будет выглядеть таблица бирманского алфавита, если из нее вычеркнуть «лишние» буквы, не примет ни один бирманец.

Именно поэтому бирманский алфавит, при всей его нерациональности, сложности, неудобстве и архаичности, продолжает существовать в том виде, в котором он сложился в течение предшествующих столетий. Любое его реформирование и упрощение неизбежно повлечет за собой такие последствия в общественной жизни, которые сегодня сложно просчитать. Именно поэтому в бирманской филологии постепенно сложился консенсус – «не будить лихо», «упорядочивать имеющееся» и «шлифовать грани». А поэтому самое революционное, что могут предложить реформаторы – это перенести изучение школьниками восьми букв на следующий год и разбавить «творческими» дискуссиями бездумную зубрежку, отупляющие многочасовые стандартизированные разборы слоговых конструкций, многократное декламирование текстов вслед за учителем и изнурительное чистописание.

Тем не менее, даже факт этой маленькой реформы свидетельствует о многом. Во-первых, он привлек внимание к тому, что детей в Мьянме до последнего времени учили по инструкциям 1968 года – и вряд ли даже в том далеком «социалистическом» году они соответствовали новейшим достижениям педагогической науки. Во-вторых, он наглядно продемонстрировал, какие преобразования в сфере изучения бирманского языка на сегодняшний день возможны, а какие вызовут неизбежное противодействие со стороны общественных групп. И, наконец, в-третьих, факт того, что в министерстве образования все-таки начали реформирование обучения в школах и детских садах, сам по себе свидетельствует о том, что реформы в Мьянме уже распространяются не только на «магистральные» направления (типа политики и экономики), но и постепенно затрагивают все сферы жизни общества.

* * *

(Необходимое примечание. Данный пост не является мнением лингвиста-профессионала по конкретным проблемам бирманского языка. Автор – не филолог, и поэтому его взгляд является всего лишь дилетантской попыткой максимально просто, без наукообразных рассуждений и терминов, отразить некоторые процессы в сфере обучения детей бирманскому языку в том виде, какими они представляются неспециалистам и просвещенным обывателям.)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments