Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

НЛД и экономика

В 2010 году в Мьянме прошли первые за два десятилетия парламентские выборы, по итогам которых в 2011 году было сформировано правительство во главе с президентом Тейн Сейном - отставным генералом и одним из ведущих деятелей прежнего военного режима. Это правительство осуществило ряд масштабных преобразований в сфере экономики. В частности, был принят новый закон об иностранных инвестициях, проведены реформы в налоговой и финансовой сферах. В 2014 году стране была состоялась первая за 30 лет перепись населения, позволившая более объективно оценивать ситуацию в народном хозяйстве страны и формировать экономическую политику. Правительство проявило готовность заимствовать передовой мировой опыт в сфере управления экономикой и проведения преобразований, в результате чего в Мьянме на официальном уровне работало несколько групп иностранных специалистов. Одновременно западные страны и США приостановили большую часть введенных против этой страны санкций, что, в свою очередь, послужило толчком к дальнейшему росту экономики.

Среднегодовой рост ВВП в эти годы составил более 6,5 процентов (в 2014-2015 финансовом году – 8,7 процентов). В 2015 году Мьянма покинула список «беднейших стран мира» (рассчитываемый по показателю ВНД на душу населения) и переместилась в число стран с доходом «ниже среднего» – в эту группу входят, например, такие страны как Армения, Грузия, Кыргызстан, Молдова, Украина и Узбекистан. Тем не менее, показатель ВНД на душу населения (1197 долларов) остается у Мьянмы в пять раз ниже, чем у соседнего Таиланда. Считается, что только четверть страны имеет доступ к электроснабжению. Остаются нерешенными и многие другие проблемы в экономике, связанные прежде всего с прежней изоляцией страны, деградацией системы управления и инфраструктуры, отсутствием доступа к современным технологиям, снижение качества образования и устаревшая законодательная база.

8 ноября 2015 года на всеобщих выборах убедительную победу одержала оппозиционная Национальная лига за демократию (НЛД) во главе с Аун Сан Су Чжи, пообещавшая избирателям быстрые перемены к лучшему. И хотя новое правительство приступило к работе лишь в конце марта (а в середине апреля были долгие каникулы, связанные с наступлением в Мьянме нового года), сегодня уже можно подвести некоторые первые итоги (основанные в основном на кадровых решениях НЛД и первых заявлениях новых министров) и оценить потенциал нового правительства в сфере реформирования экономики.


(Надпись на постере: "Президента У Тхин Чжо - почтительно приветствуем")

ПРЕДВЫБОРНЫЕ ЛОЗУНГИ НЛД В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ

Следует отметить, что Национальная лига за демократию, идя на выборы, не представила избирателю какой-либо экономической программы. Фактически она была заменена популистскими лозунгами (например, Аун Сан Су Чжи провозглашала, что каждый житель Мьянмы при НЛД будет иметь достойную работу с достойной зарплатой). Единственный намек на системный подход к решению экономических проблем прозвучал в одном из документов НЛД, обнародованных в августе 2015 года – в нем говорилось о «пяти приоритетах» партии, которые включали в себя «разумное управление финансами», «малозатратное и эффективное правительство», «оживление сельского хозяйства», «монетарная и финансовая стабильность», а также «функционирование инфраструктуры».

Разумное управление финансами предполагает, по мнению авторов документа, снижение неэффективных расходов и приватизацию ряда государственных предприятий «открытым и прозрачным способом». НЛД пообещала «прозрачный бюджет» и «очищенную» систему налогообложения, где будет вестись борьба с попытками уклониться от уплаты налогов и разоблачаться коррумпированные чиновники.

Реформа правительства должна включать в себя создание специальных органов по обеспечению верховенства закона, прав собственности, прозрачности и подотчетности. Особо подчеркивается необходимость более низшим уровням государственного управления иметь свои собственные бюджеты, а также предоставление возможности общественности контролировать расходование средств. При этом затраты на содержание правительства намечено сократить, а его работу сделать более эффективной.

Оживление сельского хозяйства предусматривает меры по повышению производительности в этом секторе. В документе отмечается, что большие площади сельхозземель в Мьянме используются неэффективно, сектор страдает от отсутствия финансов, а также неналаженного взаимодействия между фермерами, торговцами и экспортерами. НЛД собирается дать фермерам «полную свободу производства», доступ к кредитам, а также механизмы доступа на рынок.

Монетарная и финансовая стабильность предполагает предоставление операционной независимости Центральному банку, а также либерализацию финансового сектора при введении за ним «разумного надзора».

Функционирование инфраструктуры, по мнению авторов документа, следует обеспечить за счет привлечения инвестиций – как иностранных средств, так и национального капитала. Кроме того, речь идет и о широком внедрении ноу-хау и передовых технологий. Отдельно отмечается необходимость создания «дружественной» для инвесторов среды, а также мер по поощрению инвестирования.

Таким образом, документ НЛД предусматривает лишь набор общих целей, не объединенных в единую экономическую концепцию и мало раскрывающих детальные механизмы планируемых преобразований. С тех пор никаких других всеобъемлющих документов, типа «дорожной карты» преобразований НЛД в экономической сфере, так и не было представлено.

Для дальнейшей оценки мероприятий НЛД в сфере экономики следует подождать принятия конкретных законодательных и нормативных актов. Пока что из перечисленного воплощены в жизнь лишь меры по сокращению числа министерств (при этом неясно, как будет перестраиваться вся структура госуправления), кроме того, ряд новоназначенных министров отметились хаотическим набором заявлений довольно поверхностного характера о ситуации в ряде секторов экономики и необходимости перемен в этой сфере.

РЕФОРМА ПРАВИТЕЛЬСТВА

Выполняя предвыборные обещания, новоизбранный президент Мьянмы Тхин Чжо объявил во второй половине марта о сокращении числа министерств с 36 до 21 (учитывая, что три «силовых» министерских поста закреплены за военными и прописаны в конституции, а значит, сокращению не подлежат, правильнее говорить об уменьшении числа министерств с 33 до 18).

При этом оказалось, что сокращение министерств – в большей степени демонстративно-популистское, чем эффективное. Президент Тхин Чжо сообщил, что эффект от этого сокращения будет равен 4 миллионам долларов за пять лет - достаточно мизерная сумма даже для такой небогатой страны как Мьянма. Фактически НЛД ликвидировала только должности нескольких министров и замминистров, не став «резать по живому» штаты самих ведомств – они будут просто переподчинены новым министрам. Этот шаг НЛД легко объясним: в случае реальных реформ по сокращению штатов расформированных министерств партия нажила бы себе врагов из числа чиновников, находящихся на госслужбе. А это тем более опасно в тот момент, когда на должности министров назначаются люди, которые порой попросту не знают, как функционирует чиновничий аппарат Мьянмы.

Ряд назначений в новом правительстве сразу вызвал дискуссии относительно способности номинантов руководить министерствами. Например, министром сельского хозяйства, ирригации и животноводства стал бывший ректор Янгонского университета Аун Ту, ни образованием, ни предыдущей деятельностью с сельским хозяйством не связанный. Министром информации стал Пе Мьин, который всю предыдущую жизнь был врачом и писателем. Министром промышленности назначен Кхин Маун Чо, трудившийся до этого исполнительным инженером в представительстве KIA Motors.

Больше того, к ряду назначенцев тут же появились совсем иные претензии. Министр финансов и планирования Чжо Вин, как выяснилось, является обладателем степени Ph.D, присвоенной самозваной пакистанской структурой (в некоторых изданиях вообще говорят о ней как о «группе веб-сайтов»), штамповавшей фальшивые дипломы. Похожие претензии возникли и к министру торговли Тан Мьину, получившему степень в зарубежной «неаккредитованной заочной школе». Тем не менее, несмотря на скандал, оба чиновника по-прежнему занимают свои должности.

Следует отметить, что на Интернет-форумах, под статьями о разгоревшемся скандале, мьянманские пользователи часто оставляли примерно такие комментарии: «Заткнитесь! Вы можете об этом писать только потому, что НЛД у власти!» По сути дела, это – наглядная демонстрация сегодняшней низкой политической культуры многих мьянманцев и непонимания ими того факта, что, что закон обязателен для всех, а не только для политических противников.

То есть, сохранение на своих постах совершивших подобные действия чиновников может стать прецедентом для опасной тенденции в рамках партии, называющей себя «демократической» и призывающей к верховенству закона. По сути, это конкретный пример того, как лояльность НЛД может дать функционеру иммунитет от преследования за противоправные деяния. Потенциальные коррупционеры и мошенники получили довольно четкий алгоритм действий относительно того, как можно сохранить должности даже в случае разоблачения их неблаговидных поступков. При этом дискредитируется сам предвыборный тезис НЛД об "прозрачности" и общественном контроле за деятельностью правительства. Какой смысл в "прозрачности", если по итогам выявленных махинаций чиновник, в награду за верность партии, все равно останется на своей должности?

РЕАЛИСТИЧНОСТЬ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В КЛЮЧЕВЫХ СЕКТОРАХ ЭКОНОМИКИ

Эксперты выделяют две ключевые для Мьянмы отрасли экономики, реформы в которых давно назрели, но предыдущее правительство проявляло нерешительность в их проведении – это сельское хозяйство и горнодобывающая промышленность. НЛД уже заявила о решимости «навести» порядок в этих секторах.

После формирования правительства, министр финансов и планирования Чжо Вин заявил о необходимости сконцентрироваться на развитии сельских регионов страны, где, по его словам, живет семьдесят процентов населения страны. При этом урожайность риса в Мьянме – одна из самых низких в регионе. Ряд связанных с НЛД экспертов объясняли это, в частности, тем, что фермеры не вкладывают значительные средства в покупку насосов, строительство систем орошения, и использование удобрений, поскольку не уверены в незыблемости своих прав на используемую ими землю. Хотя предыдущее правительство в 2012 году приняло закон, согласно которому права на землю закреплялись в виде выдаваемых бумажных сертификатов, тем не менее, именно этот закон позволил начать массовую и активную скупку-перепродажу земли. При этом земля, как правило, приобреталась в спекулятивных целях: только четверть проданной земли использовалась по хозяйственному назначению.

При всей кажущейся необходимости меры по законодательному упорядочению земельных отношений, она таит в себе немало опасностей и «подводных камней». Значительная часть земель, отчужденных под тем или иным предлогом у фермеров, сегодня принадлежит военным, или крупным компаниям. Ясно, что в решении этой проблемы НЛД неизбежно столкнется с интересами армии и ведущих бизнес-игроков страны. Именно поэтому реалистичность провозглашенной цели сегодня многими экспертами ставиться под сомнение.

Другой крупный сектор экономики – горнодобывающая промышленность. Сегодня многие шахты отданы на откуп компаний, связанных либо с военными, либо с «крони» прежнего режима. Деятельность их ведется непрозрачно, и, по некоторым оценкам, контрабандный вывоз добытых драгоценных камней и полезных ископаемых может в три раза превышать официальный объем экспорта страны. Ситуацию усугубляет еще и тот факт, что большинство таких шахт находятся на территориях, которые в прошлом были центрами сепаратистских движений, и предоставление прав на владение ими было частью миротворческого процесса. Кроме того, сам факт наведения порядка в этой сфере будет связан с необходимостью активного взаимодействия с соседями – прежде всего, с Китаем, который неформально может выставить встречные условия, связанные с реализацией китайских проектов в Мьянме (например, возобновление строительства дамбы в Мьисоне, или железной дороги из порта Чьяупхью в китайскую провинцию Юньнань).

Вряд ли наведение порядка в этой сфере будет легким. И хотя ряд крупных бизнес-структур уже изъявили желание сотрудничать с правительством НЛД, эту войну НЛД рискует проиграть – учитывая хотя бы тот факт, что все силовые структуры страны находятся под контролем военных.

Успешные преобразования в этих двух секторах экономики могли бы стать отличительной чертой правительства НЛД на фоне относительной нерешительности предыдущего кабинета президента Тейн Сейна, предпочитавшего не ворошить сложившийся десятилетиями клубок противоречий. Тем не менее, способность НЛД значительно продвинуться в этих реформах вызывает большие сомнения.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ И ПРАВИТЕЛЬСТВО НЛД

По прогнозам Азиатского банка развития, экономический рост в 2016-2017 финансовом году составит в Мьянме 8,4 процента – это самый высокий показатель среди экономик региона. При этом отмечается, что этот показатель рассчитан с учетом замедления экономики КНР, оказывающей непосредственное влияние на процессы, происходящие в регионе. Как отмечает Asian Development Outlook, Мьянма сумеет уменьшить негативное влияние этого фактора, развивая отношения со странами-соседями (прежде всего, внутри АСЕАН).

Нужно отметить, что прогнозируемый рост на стал каким-либо выдающимся показателем. По оценкам, экономический рост предыдущего финансового года, закончившегося 31 марта 2016 года, составил около 7 процентов (точная цифра еще не опубликована) – и это несмотря катастрофическое наводнение июля-августа 2015 года в основных районах, производящих рис. В результате этого природного катаклизма пострадала пятая часть рисовых полей, погибли 132 человека и 1,6 миллионов стали вынужденными переселенцами. Цена ущерба составила 1,5 млрд долларов США, что равно примерно трем процентам ВВП страны (доля сельского хозяйства в ВВП составляет 30 процентов, в то время как в нем занято свыше 60 процентов населения страны).

При этом экспорт швейных изделий вырос за год на 28 процентов и составил 2 млрд долларов. Число туристов возросло до 4,7 миллиона человек (рост в 4 раза за пять лет), при этом туристы в 2015 году потратили в стране 2,1 млрд долларов – на 19 процентов больше, чем за год до этого. Незначительно увеличился экспорт газа.

Рост на 7 процентов в 2015-2016 финансовом году на фоне катастрофического наводнения и негативного влияния процессов в экономике КНР, позволяет сделать вывод, что при благоприятных условиях эта цифра была бы намного выше – и тем более, превысила бы 8 процентов (в начале предыдущего финансового года прогнозируемый показатель роста составлял 8,5 процентов).

Таким образом, политический фактор в виде прихода к власти Национальной лиги за демократию вряд ли окажет какое-то существенное влияние на показатели экономического роста в Мьянме. Тем не менее, ясно, что НЛД, в силу наличия у нее мощного пиар-потенциала и свойственного ей использования популистских приемов, будет активно стараться доказать избирателям, что высокий экономический рост – исключительно результат ее прихода к власти.

ИНВЕСТИЦИИ

К концу предыдущего финансового года (т.е. к 31 марта 2016 года) объем накопленных инвестиций в Мьянме составил 63,7 млрд долларов США. Согласно 20-летнему плану национального развития, к 2030 году эту сумму планируется довести до 140 млрд долларов. Ставится задача в 2017-2020 году обеспечить ежегодный прирост инвестиций в размере 6 млрд долларов, а в 2021-2030 годах – на 8 миллиардов долларов.

При этом следует отметить, что около двух третей накопленных к настоящему времени иностранных инвестиций были привлечены за последние пять лет – после отмены санкций и проведения экономических реформ. В одном только прошлом финансовом году объем инвестиций в Мьянму составил 9,48 млрд долларов США.

Таким образом, в программе развития де-факто признается, что никакого «инвестиционного скачка» по сравнению с предыдущей пятилеткой в Мьянме не предвидится. Тем не менее, именно эта тема была одной из ключевых в предвыборной пропаганде Национальной лиги за демократию: различные эксперты высказывали мнения о том, что в случае победы НЛД в страну широким потоком пойдут инвестиции, которые позволят поднять уровень благосостояния граждан страны. Интересно и то, что поставленные задачи (привлекать по 6 миллиардов в ближайшие годы) в полтора раза ниже, чем итоговый показатель 2015-16 финансового года (последнего года пребывания у власти правительства президента Тейн Сейна).

ВЫВОДЫ

Приход к власти Национальной лиги за демократию – еще одно подтверждение достаточно часто встречающегося в мире тренда, при котором команда, инициировавшая реформы и добившаяся существенного продвижения на пути их осуществления, терпит поражение на следующих парламентских выборах. Причин этому несколько; одна из них – это завышенные ожидания населения после начала реформ и некритическая оценка возможностей собственной страны. Как правило, оппозиция, оседлавшая этот тренд и укрепившая свои позиции с помощью откровенно популистских лозунгов (как это было в случае с НЛД) легко одерживает победу на выборах и формирует правительство.

При этом следует отметить, что, придя к власти, НЛД так и не выработала какую-то всеобъемлющую программу экономических преобразований, ограничившись лишь набором общих рассуждений. При этом прежнее правительство как раз обвиняется в отсутствии стратегии развития, хаотичности и «принятии решений ad-hoc».

К этому нужно добавить затеянную НЛД реформу сферы госуправления и назначение на ряд ключевых министерских постов людей без профильного образования и значимого опыта руководства, к тому же уже скомпрометировавших себя в моральном отношении. В 2004 году реформа государственного управления в России, при том, что управленцы-профессионалы остались на своих местах, привела на несколько месяцев к фактическому параличу процесса принятия решений и контроля за их осуществлением. В случае с Мьянмой, где качество управления значительно хуже, к тому же на высшие посты пришли непрофессионалы без опыта, все, видимо, сложится гораздо печальнее.

В этой ситуации экономические процессы скорее всего будут идти по инерции, при том, что предыдущее правительство, запустившее масштабные экономические реформы, уже консультировали специалисты из-за рубежа (профинансированные, например, Джорджем Соросом), которые исповедовали примерно те же самые подходы, которых стремится придерживаться НЛД в своей экономической политике. Ясно, что правительство Тейн Сейна, останься оно у власти еще на пять лет, провело бы в жизнь многое из того, что декларирует сегодня НЛД. Именно поэтому в большинстве сфер речь будет идти лишь о продолжении уже начатых преобразований, без каких-либо качественных скачков. В тех же сферах, где НЛД решила блеснуть «новизной» (сельское хозяйство, горное дело), результат вряд ли будет в значительной степени успешным.

Благоприятным для НЛД фактором является «отложенный эффект» экономического роста. Ясно, что граждане страны ощутят благоприятные последствия высоких темпов роста ВВП не одномоментно, а со значительным временным лагом – то есть, в момент нахождения партии у власти. А это даст возможность НЛД утверждать, что достигнутые успехи – результат политики именно ее правительства.

Негативным фактором останутся все те же завышенные ожидания. Экономические эксперты отмечают, что никакого «рывка» в экономике (а значит, и в повышении уровня жизни), который обещала НЛД в ходе избирательной кампании, не произойдет. Мьянма не превратится в «передовую экономику региона», а доходы большинства населения вряд ли возрастут существенным образом. А почувствовав себя обманутыми, люди могут решиться на различные массовые формы протеста – прежде всего, уличного, который в Мьянме встречается достаточно часто.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments