Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Categories:

«Старая Девочка» Аун Сан Су Чжи, внук генерала Не Вина и чай Липтон с долькой лимона

7 июня внук генерала Не Вина, правившего Бирмой более четверти века после военного переворота 1962 года, опубликовал на своей страничке в Фейсбуке меню правительственного ужина, который дали президент Тхин Чжо с супругой в честь находившегося в Мьянме с визитом премьер-министра Сингапура Ли Сяньлуна. Внимание Эй Не Вина привлек самый последний раздел меню – «Десерт». Первым пунктом среди напитков там значился «чай Липтон с кусочком лимона».



Эй Не Вин отреагировал на это событие следующим текстом на английском языке: «О, боже! Кто подает чай Липтон на правительственный ужин! Должен быть Twinning’s Earl Grey или Mason’s Queen Anne Tea, или хотя бы наш традиционный шанский чай. Я думал, что у Старой Девочки более тонкий вкус. Ясно, что она не должна давать советы, по крайней мере, когда дело касается чая. И не предлагайте мне дерьмовые объяснения, что мы должны экономить деньги, если можно приобрести 20 пакетиков Twinning’s в местном Сити-марте за 13 долларов. О, я не в претензии по отношению к первой леди, поскольку мы знаем, что у нее великолепный вкус. Канал «Нью Эйша» сообщил, что этот ужин давала сама Старая Девочка».



Комментарии по тексту, я думаю, давать излишне – нужно только пояснить, что под Старой Девочкой (Old Gal) Эй Не Вин несомненно подразумевал государственного советника Аун Сан Су Чжи, которая также присутствовала на правительственном ужине и, собственно, была там с мьянманской стороны главным действующим лицом, оставив президента Тхин Чжо скромно сидеть в сторонке. Нужно отметить, что кроме Эй Не Вина на злополучный чай Липтон не отреагировал никто – по словам одного из чиновников, гостей ужина куда больше разочаровало отсутствие спиртных напитков.

Этот пост Эй Не Вина вызвал довольно бурную реакцию на Фейсбуке. Пользователи в основном выражали свое возмущение тем, что внук человека, который за четверть века своего правления довел страну до ручки, вообще смеет рассуждать на подобные темы. Кроме того, прошлись пользователи и по нынешнему богатству семьи генерала Не Вина, заметив, что это богатство и нищета страны прямо связаны.



Эй Не Вин – довольно интересный персонаж нынешней политической и экономической жизни страны. Он родился в 1976 году в семье дочери генерала Не Вина, врача по образованию Кхин Санды Вин, и ее мужа Эй Зо Вина. Его детство пришлось на годы наивысшего могущества генерала Не Вина – причем, его исключительное положение невольно подчеркивали даже его одноклассники: по воспоминаниям самого Эй Не Вина, как-то они стащили его ланч-бокс - просто чтобы посмотреть, чем он питается во время обеда, но, не найдя там ничего сверхъестественного, вернули ланч-бокс и его содержимое в нетронутом виде. Дальнейшее обучение Эй Не Вин продолжал в Университете Лондона – отсюда, видимо, происходит его умение разбираться в сортах британского чая.


(На этом фото 1998 года Эй Не Вин стоит за спиной своего знаменитого деда во время встречи с сингапурским премьером Го Чок Тонгом.)

В конце 1990-х Эй Не Вин встретился в Великобритании с Майклом Эйрисом, мужем Аун Сан Су Чжи, за несколько месяцев до его смерти. Ясно, что подобная встреча не встретила понимания у правивших в Мьянме генералов. Влиятельный глава армейской разведки и будущий премьер-министр генерал Кхин Ньюн посоветовал семье генерала Не Вина заниматься бизнесом и детьми и больше не лезть в политику. Тем не менее, через три года Эй Зо Вин, его жена Санда Вин и другие члены семьи генерала Не Вина были арестованы и обвинены в подготовке государственного переворота. Сам престарелый генерал Не Вин был помещен под домашний арест и через несколько месяцев умер, а его внук Эй Не Вин попал в тюрьму Инсейн, где он провел одиннадцать с половиной лет (хотя собственно в тюремной камере он сидел всего полтора года).

Отношение правящих страной генералов к семье Не Вина – довольно характерный показатель того, что для тогдашней военно-государственной элиты считалось правильным, а что – непозволительным. Практически все самые близкие члены семьи генерала Не Вина были посажены в тюрьму (мать Эй Не Вина, Кхин Санда Вин, провела шесть лет под домашним арестом), а более дальние родственники лишились должностей на госслужбе и в учебных заведениях. При этом всем было ясно, что бизнес клана Не Вина – это классический вариант, когда у влиятельного государственного чиновника вдруг обнаруживается супер-талантливая близкая родственница, которая зарабатывает большие деньги исключительно с помощью своей бизнес-интуиции. Тем не менее, этот бизнес у семьи Не Вина никто не отобрал. Обычно для генералов был достаточен сам факт исключения человека из политики (или в крайнем случае – изоляция его от общества), а предпринимательство, при сильной роли бизнес-структур, связанных с армией, а также наличия прослойки прирученных и «повязанных» предпринимателей и большого количества помогавших осваивать бюджет «крони», не казался им силой, способной поставить под угрозу их власть. В стране не было парламента, депутатов которого можно было банально купить, а военная каста четко делила мир на «своих» и «чужих» - поэтому любая бизнес-инициатива рассматривалась с точки зрения «полезности» для людей в погонах, стоявших во главе страны. Исключение в вопросах неприкосновенности чужого бизнеса фактически было только одно – если бизнес отрешенных от политики оппонентов был связан со средствами массовой информации (самый характерный пример этого - история вокруг мьянманского совладельца газеты «Мьянма Таймс»).

Именно из-за соблюдения генералами этого неписанного кодекса семья генерала Не Вина не лишилась своих бизнес-активов и по-прежнему является достаточно состоятельной. Ее члены занимаются гостиничным бизнесом, предоставлением медицинских услуг, интересы этого клана есть в сфере телекоммуникаций, финансовом секторе и шоу-бизнесе.

Одиннадцатилетний срок в тюрьме Инсейн, который отсидел Эй Не Вин (он вышел по амнистии, объявленной президентом Тейн Сейном, в ноябре 2013 года) оказал на него достаточно своеобразное влияние. Похоже, бывший заключенный старается наверстать то, чего он был лишен в тюрьме. Сказать, что он одевается как пижон – значит ничего не сказать. Его дорогие костюмы и галстуки всегда были на грани эпатажа – но надо отдать должное, эту грань никогда не переходили. Если он одевал мьянманскую юбку-лоунджи, то это была чуть ли не самая лучшая и дорогая лоунджи в Мьянме. Он умудрялся вносить дизайнерские изыски даже в традиционные мьянманские костюмы, одевая курточки самых разных цветов со специальными дизайнерскими застежками. То есть, он воплощал в жизнь изобретенный им самим тип мьянманского денди – причем, при его полноватой фигуре этот типаж часто выглядел забавно.



Ряд его изысков, касающихся внешнего вида, не находил понимания у мьянманцев. Например, репортеры одного из изданий сфотографировали его с тележкой в магазине янгонской сети супермаркетов «Сити-март». Вот как он выглядит сверху.



А вот так он выглядит снизу.



Эпатаж и своеобразные манеры Эй Не Вина не ограничивались одеждой. Он прославился многими заявлениями, касающимися разных сторон жизни Мьянмы (но при этом, кстати, всегда оправдывал своего деда, генерала Не Вина, заявляя, что мьянманцы живут бедно не в результате его неэффективного правления, а из-за необходимости на протяжении многих десятилетий постоянно вести войну сразу на многих фронтах с вооруженными сепаратистами). Дело даже дошло до того, что его отец и мать выступили со специальным публичным заявлением, где сформулировали свою позицию так: то, что говорит их сын Эй Не Вин – есть чисто его личное мнение, не имеющее отношения к позиции семьи генерала Не Вина. При этом некоторые его высказывания вызвали сомнение у мьянманских журналистов. Например – заявление Эй Не Вина о том, что он купил у олигарха Тей Зы контрольный пакет «Эйша грин девелопмент банк» (представители банка сообщили журналистам, что если какая-то часть акций банка и сменила владельца – то размер этой части не более 15 процентов).

Вот такой человек раскритиковал подачу чая Липтон с долькой лимона на правительственном ужине руководства Мьянмы с сингапурским премьером Ли Сяньлуном. С одной стороны, на этот эпатаж можно просто не обращать внимания, учитывая отсутствие у Эй Не Вина каких-либо тормозов (в самом деле, человека, проведшего одиннадцать лет в тюрьме, трудно чем-то напугать). Но с другой стороны, именно Эй Не Вин в свое время встречался с Майклом Эйрисом, хотел помочь Аун Сан Су Чжи поехать к умирающему мужу, и пытался вовлечь в этот процесс своего деда, некогда всесильного генерала Не Вина – на тот момент уже больше десяти лет пребывавшего не у дел.

Впрочем, теперь уже вряд ли Эй Не Вин будет с кем-то публично делиться мыслями о том, что и кому он хотел сказать своим постом про чай Липтон. В середине дня 10 июня, после публикаций в нескольких мьянманских СМИ, он этот пост со своего аккаунта на Фейсбуке удалил (или перевел под замок). А вот сделал ли он сам, или ему это настоятельно порекомендовал кто-то из числа людей, близких к «Старой Девочке», – это, пожалуй, самый интересный вопрос.

PS. Вот ссылка на аккаунт Эй Не Вина в Фейсбуке. Наслаждайтесь:
https://web.facebook.com/AyeNeWinBurma/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments