Житель Янгона (dragon_naga) wrote,
Житель Янгона
dragon_naga

Category:

Циклон Наргиз

В начале мая исполнился год с тех пор, как на страну обрушился циклон Наргиз. Мьянманцы в эти дни много вспоминали, как это было. Я не был в это время в Янгоне, поэтому о происшедшем могу судить только по рассказам своих друзей и знакомых.

Для иллюстрации обычно приводятся данные синоптиков о том, что зародившийся в Бенгальском заливе циклон прошел по главнейшему земледельческому району Мьянмы – дельте Иравадди, а затем, немного ослабев, обрушился на Янгон. Скорость ветра при этом была 190 километров в час, а высота волн – 4 метра. Согласно данным властей, во время циклона погибло 133 тысячи человек, а 2,4 миллиона в один день остались без крыши над головой, без чистой воды и пищи. При этом оползни и потоки воды и грязи размыли дороги и уничтожили инфраструктуру. Фактически люди в этот момент оказались наедине со стихией.

В долине Иравадди домашние животные всегда были основой для существования. На тягловом скоте обрабатывают поля, а свиньи, козлы и домашняя птица являются источником продовольствия. Во время циклона погибло более 68 тысяч свиней, 525 тысяч уток, 7,5 тысяч козлов, 1,5 миллиона куриц и 227 тысяч голов тяглового скота.

Я видел, что стало после «Наргиза» с дорогой на Паттейн, которая как раз идет через низовья Иравадди. На протяжении многих километров асфальт вздыбился волнами. Фактически дорожное покрытие стало препятствием для проезда. Гребни асфальта разбивали ломами, а впадины засыпали камнями.

В Янгоне многие вспоминают, как падали вывороченные с корнями огромные деревья и с домов срывало крыши. Из высоких деревьев устояли только пальмы – у них крона не такая раскидистая, листья узкие, стволы гибкие и горни вертикально уходят в землю – но и они пригибались ветром до земли. Остальные деревья валялись, перегородив магистрали, разворотив дома и заборы. Несколько упавших деревьев, кстати, сломали забор российского посольства, и властям пришлось выставить у сломанного забора круглосуточную охрану. После циклона облик Янгона изменился – в нем стало значительно меньше деревьев и меньше тени.

Мой знакомый владелец фирмы рассказывал, как циклон силой ветра вдавил внутрь стекла в окнах его офиса. Стекла разлетелись, и вся документация оказалась в воде. Потом ее сушили – что-то в офисе, разложив по листику на мокрых столах, что-то взяли домой сотрудники – те, у которых дома было сухо. Точно так же вылетали окна во многих домах, рушились стены, падали столбы, рвались провода, гибли люди. Многие мьянманцы говорили мне, что это время для них будет самым ужасным в их жизни. Если бы это была война – люди были бы хоть как-то психологически готовы к жертвам. А тут – все было совсем по-другому. Несколько минут назад Янгон утопал в зелени, и этой спокойной жизни, казалось, ничего не угрожало. И вот – ветер, ливень, погибшие люди, руины домов, затопленные улицы и хаос на дорогах.

Я зарекался писать тут о политике, тем более что о действиях властей Мьянмы по преодолению последствий циклона налеплено столько лжи, что жизни не хватит ее опровергать. Скажу одно: если при сорокоградусной жаре, когда в густонаселенных районах нет ни чистой воды, ни пищи, разрушены дома, отсутствуют дороги и электричество, и кругом трупы десятков тысяч погибших людей и домашнего скота – так вот, если при этих условиях не было сколько-нибудь значительных вспышек заболеваний, и тем более – эпидемий, то действия властей следует признать в целом адекватными и эффективными. С этим, кстати, согласны международные организации, и это подтверждено на уровне АСЕАН. Впрочем, армейские подразделения обязаны быть эффективными именно в чрезвычайных ситуациях.

За каждым генералом из руководства страны был закреплен свой район, за который он отвечал персонально перед первым лицом государства, и люди не вылезали с этих территорий, пока не добивались сколько-нибудь приемлемого результата. Мои знакомые, которые через некоторое время после этих событий встречались с министром энергетики генералом Лун Ти, рассказывали, что генерал общался с ними записками или шепотом – голос он потерял тогда, когда в течение нескольких недель руководил своим участком в дельте Иравадди.

Первыми на улицы Янгона вышли именно солдаты – они растаскивали и распиливали упавшие деревья, обеспечивали население водой, исправляли поврежденные провода.

Через пару месяцев в Янгоне ничего уже не напоминало о случившемся – только кучи распиленных стволов огромных упавших деревьев, свезенные на несколько пустырей.

С тех пор новости о каких-то циклонах, приближающихся к территории Мьянмы, вызывают у населения панику – слухи распространяются быстро. Последний раз это было пару недель назад, когда из Бенгальского залива начал движение к берегам штата Ракайн циклон Биджли. Дело кончилось просто обильными ливнями на северо-западе страны, но паника среди жителей была ощутимой. После этого около некоторых деревень началась установка громкоговорителей. По мнению властей и представителей НКО, именно они должны противодействовать слухам и панике, давая объективную информацию о приближающемся циклоне. При этом синоптики успокаивают, что не любого циклона надо бояться. С 1887 по 2008 год в Бенгальском заливе зародилось 1267 циклонов, из них оползни и потоки вызвали 83 циклона – это всего 6 процентов. Поэтому, говорят синоптики, Мьянма – не в столь рисковой зоне, как, например, Бангладеш. В последние три года такого рода циклонов было всего три – Мария в 2006 году, Акаш в 2007 и, наконец, Наргиз, отличавшийся от своих предшественников по масштабам. Из-за изменения климата циклоны будут в ближайшее время гораздо чаще, чем в предыдущие годы, признают синоптики. Но на их фоне по своим разрушительным масштабам Наргиз все равно будет исключением.

А с жителями «зоны риска» периодически проводятся занятия на базе местных школ. Им рекомендуют формировать нечто типа «тревожных чемоданчиков», которые есть, например, у офицеров российской армии. В этих сумках должны быть упакованы основные документы, необходимые на первое время вещи, умывальные принадлежности, неразбиваемый сосуд для воды, нож и пара консервных банок. Такая сумка, которая должна стоять дома на видном месте, не должна быть тяжелой и не должна превышать размеров, которые позволят ей уместиться у владельца на коленях в случае эвакуации. В отличие от «тревожных чемоданчиков» российской армии, основное требование у мьянманцев к их сумкам – чтобы они были непромокаемые.

*******

На фото - маленькая иллюстрация того, как постепенно ликвидируются последствия циклона Наргиз. Стволы поваленных деревьев служат хорошим материалом для вырезания больших деревянных скульптур. Скульптуры поражают своими масштабами – а между тем, они сделаны из цельных кусков дерева. Можно представить, какими огромными были эти деревья в тот момент, когда их повалил Наргиз.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments