dragon_naga

Categories:

Под красным знаменем

Сила и слабость правящей партии на выборах в Мьянме

Спустя двое суток после закрытия избирательных участков можно сделать уверенный вывод, что правящая Национальная лига за демократию (НЛД) во главе с Аун Сан Су Чжи не только сохранила свои позиции, но и, вероятно, получит еще больше депутатских мандатов, чем это было пять лет назад, на всеобщих выборах 2015 года. 

Это, конечно, сенсация – ожидалось, что правящая партия потеряет часть голосов избирателей в этнических районах. Тем не менее, оказалось, что красное знамя НЛД с боевым павлином, атакующим белую звезду, все еще выглядит привлекательно, а «мама Су» сохраняет свой авторитет не только среди этнических бирманцев.

Но состоявшиеся в Мьянме 8 ноября очередные всеобщие выборы оказались интересны не только этим.

Предварительные результаты выборов в парламент по состоянию на утро 10 ноября. Вряд ли они существенным образом изменятся. Красный цвет - правящая Национальная лига за демократию, темно-зеленый - оппозиционная Партия сплоченности и развития Союза, желтый - этнические партии. Светло-зеленым цветом обозначены военные, назначаемые в парламент главкомом вооруженных сил в рамках 25-процентной квоты.
Предварительные результаты выборов в парламент по состоянию на утро 10 ноября. Вряд ли они существенным образом изменятся. Красный цвет - правящая Национальная лига за демократию, темно-зеленый - оппозиционная Партия сплоченности и развития Союза, желтый - этнические партии. Светло-зеленым цветом обозначены военные, назначаемые в парламент главкомом вооруженных сил в рамках 25-процентной квоты.

Разгром большинства этнических партий

Самым главным сюрпризом нынешних выборов стало доминирование НЛД над этническими партиями в национальных штатах. До этого этнические партии заявляли о том, что они учли ошибки предыдущих выборов, преодолели раздробленность и объединились, а поэтому точно должны победить в ходе нынешнего голосования. Однако, эти надежды оказались напрасными. 

Лишь в штатах Шан и Ракхайн этнические партии выступили достойно (так же было и на выборах 2015 года), плюс добились некоторых успехов партии в штатах Мон и Кая. В других национальных регионах (прежде всего, в штатах Чин и Карен) правящая партия практически не оставила им шансов. Одна из причин этого – НЛД активно вербовала на свою сторону наиболее перспективных представителей местных этнических групп, а избиратель, в свою очередь, понимал, что с маленькой этнической фракцией в парламенте политический гигант в виде НЛД вряд ли будет считаться – поэтому лучше сразу голосовать за «своего» кандидата от партии Аун Сан Су Чжи. 

Это, на самом деле, не очень хорошая новость, потому что многих активистов национальных партий удерживала в легальном поле лишь перспектива победить на выборах – а значит, после их электоральных неудач вполне возможет рост вооруженных этнических группировок. При этом НЛД твердо говорит о своем нежелании идти на коалиции с этническими партиями – только в режиме пылесоса втягивать в себя отдельных этнических активистов. 

Особенно интересно усиление НЛД в штате Качин, где для этой партии открывается «окно возможностей» непопулярных решений (потому что до следующих выборов еще далеко, и о голосах избирателей пару лет можно будет не думать). Например, - о реализации в штате непопулярных китайских проектов типа Мьисонской плотины. 

Особый случай – штат Ракхайн

В штате Ракхайн большинство избранных депутатских мест – снова у ракхайнских националистов, и это несмотря на то, что Союзный избирком отменил голосование в девяти районах на севере этого региона, где националистов ждала гарантированная победа. 

Араканская национальная партия (АНП) – это серьезная проблема для НЛД, поскольку деятели этой политической силы давно балансируют «на грани», рассуждая о том, что бирманцы – оккупанты, и что они относятся к ракхайнцам как к рабам. От таких рассуждений всего малый шаг до поддержки ракхайнской группировки «Армия Аракана», которая сейчас ведет вооруженную борьбу с армией Мьянмы (и некоторые деятели АНП уже в осторожном и завуалированном виде такую поддержку обозначают). Именно этой партии НЛД на выборах 8 ноября проиграла центр штата Ракхайн – до этого депутатами там были представители партии Аун Сан Су Чжи. 

Есть и хорошая новость: с учетом «армейской» квоты в 25 процентов мест в любом законодательном органе власти страны, у АНП в собрании штата опять нет большинства. Судя по предварительным данным, у нее будет семь депутатов, у НЛД – четыре, и пять законодателей будут представлять вооруженные силы. То есть, как и в прошлом созыве именно военные представители будут являться естественными союзниками депутатов от НЛД для того, чтобы умерить пыл ракхайнских националистов. Кстати, результаты выборов в штате Ракхайн – еще и ответ на вопрос, зачем иногда бывает нужна предусмотренная конституцией «армейская» квота в четверть депутатских мест.

Понятно, что отмена выборов в северной части штата, где особенно сильны ракхайнские националисты и существует широкая поддержка вооруженной группировки «Армия Аракана», спасла НЛД от более масштабной катастрофы. Но при этом подобные манипуляции – лишь паллиативное решение, и выборы там все равно когда-нибудь придется проводить. 

Электоральная смерть главной оппозиционной силы

Второй главной новостью этих выборов, судя по всему, стал почти полный разгром оппозиционной Партии сплоченности и развития Союза (ПСРС). Главная причина этого – убогая и бездарная кампания партии, которая скорее не привлекала избирателей, а зачастую откровенно их пугала. В результате этого голосование за НЛД, которая не может похвастаться значительными успехами за пять лет (как в экономике, так и в процессе национального примирения), для многих избирателей стало выбором меньшего из зол. 

Пока у ПСРС официально подтверждено всего одно депутатское место – в «райском» округе Зэятири столицы страны Нейпьидо, где много военных избирателей (там баллотировался лидер партии Тан Тхэй). Скорее всего, партия получит еще несколько мандатов на территориях, где стоят воинские части, или которые находятся под контролем формально подчиненных вооруженным силам этнических ополчений (прежде всего, в штате Шан). Но все равно результат ПСРС будет гораздо хуже, чем пять лет назад (хотя и тогда он был из рук вон плохой), а значит будущее этой партии – под большим вопросом. 

Эксперты говорят о том, что если в 2015 году голосование против ПСРС было осознанной попыткой положить конец череде военных у руля страны (даже переодетых в гражданские юбки – как это было с 2011 года), то теперь этот фактор уже не работал, и в случившемся партийные лидеры должны винить только самих себя. Судя по всему, командование вооруженных сил во главе со старшим генералом Мин Аун Хлайном предвидело такой результат, поэтому в последнее время военные несколько дистанцировались от этой партии, хотя и сохранили с ней связи (дав, например, возможность победить ее лидеру в «райском» округе). 

Больше того, во время нынешней избирательной кампании мало кто из военных ставил рамочку с логотипом этой партии на фотографию своего профайла в Фейсбуке – хотя пять лет назад так делали многие. Вместо этого военнослужащие предпочитали рамочку с логотипом вооруженных сил и словами поддержки в их адрес. 

Однопартийный режим и «монобольшинство»

Эксперты уже делают вывод о том, что, по сути, в Мьянме завершается формирование однопартийного режима, потому что ни одна другая из политических парий страны пока даже близко не может претендовать на роль общенациональной (все попытки запустить перед выборами новые общенациональные партийные проекты провалились), и пяти будущих лет для этого явно не хватит. Поэтому, вероятно, притяжение партией Аун Сан Су Чжи перспективных национальных кадров только усилится – а значит, «партийный пылесос» НЛД будет работать в полную силу.

При этом НЛД в ближайшие пять лет должна будет пройти через существенные изменения. Ее лидеры – люди, мягко говоря, пенсионного возраста (председателю партии Аун Сан Су Чжи – 75 лет, а двум вице-председателям, президенту Вин Мьину и главному партийному администратору Зо Мьин Мауну, в декабре будет по 69 лет). До сих пор неясно, кто сменит это старшее поколение, и не вызовет ли такая неизбежная трансформация раскол в партии.

Больше того, предыдущая фракция НЛД в парламенте была управляемой прежде всего потому, что среди депутатов преобладали в основном демократические активисты, о которых до этого мало кто знал, и которых вытянул наверх исключительно бренд партии «мамы Су». Кроме того, над ними был жесткий «партийный кнут» - опытный функционер Вин Тхейн. 

Сейчас ситуация качественно иная. Вин Тхейн уже ушел в отставку, а нынешний главный партийный администратор Зо Мьин Маун совсем недавно завершил долгое и изнурительное лечение в Таиланде от онкологического заболевания. При этом, на нынешние выборы НЛД вербовала в кандидаты наиболее известных и влиятельных местных политиков, бизнесменов и общественных активистов. Понятно, что такие люди по определению будут менее управляемыми (тем более, что еще неясно, кто ими будет управлять) а значит, они будут меньше обращать внимание на партийную дисциплину, а больше – на те факторы, которые позволят им завоевать популярность у избирателей в своем округе, и потом там переизбраться на новый срок. 

Чем обычно заканчиваются истории с подобным «монобольшинством» - русскоязычному читателю объяснять вряд ли надо. Тем более, в Мьянме, где, как и в некоторых других странах, во время спора двух политически грамотных активистов тут же возникают три новые партии. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded