Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Жду Ма Та Ту

"Водные автобусы" Янгона

Несмотря на переход Мьянмы к демократии, наводнения в янгонском даунтауне в сезон дождей так и не прекратились. Но теперь это уже не проблема военных. После тропических ливней этого года под водой часто оказывался вечерний рынок на Стрэнд-роуд, куда новая власть согнала уличных торговцев – чтобы не портили вид янгонских магистралей и не пугали туристов своими криками.



Горожане, которым приходилось пробираться за зеленью и фруктами по колено в грязной воде, мрачно шутили, что властям пора бы уже запустить водное такси. По крайней мере, карикатуры на эту тему в янгонских газетах во время сезона дождей были не редкостью.



Конечно, решение об использовании реки Янгон в качестве транспортной артерии было принято не в дни городских наводнений. Уже много десятилетий в городе действует паромная переправа из самого центра даунтауна, с причала Пансодан, в Далу – расположенный на другом берегу депрессивный пригород. Тамошняя пристань – место, к которому свозят свою сельхозпродукцию жители дельты Иравади, а после двадцатиминутной переправы на пароме свежие фрукты, овощи и зелень попадают в янгонский даунтаун. Кроме того, Дала, в силу дешевизны арендной платы за жилье, часто становится местом, откуда амбициозные провинциалы начинают свой путь в Янгон – финансовый и экономический центр 55-миллионной страны.



С наступлением вечера, когда паромы замирают у причалов, возможность переехать на другой берег сохраняется – чуть дальше от пристани, за китайским рестораном «Джуниор Дак», стоят десятки лодок со скамейками на десять человек. Лодки эти - с загнутыми по-азиатски носами и со спасжилетами под лавками, а сидящий у мотора хозяин в случае дождя готов дать пассажиру в офисной рубашке напрокат полиэтиленовую накидку – посередине реки зонт от дождя обычно не спасает.



То есть, многие янгонцы не понаслышке знают о путешествии по реке. А значит, по логике городских властей, водный транспорт не должен казаться им чем-то экзотическим. Вообще, крупнейший город Мьянмы имеет форму высунутого и свешенного вниз языка, с трех сторон окруженного водой. Именно поэтому о том, что прилегающие к городу водные артерии нужно максимально использовать для перевозки горожан, настойчиво говорили и японцы в составленном несколько лет назад мастер-плане Янгона. Правда, там же они пропагандировали и трамвай, который, как оказалось, себя в итоге не оправдал, и закупленные в Хиросиме 50-летние вагоны до сих пор стоят немым укором по поводу потраченных на этот проект двух миллионах долларов в отстойнике у начала улицы Вадан.



Впрочем, эти трамвайные вагоны были голубого цвета. А городской транспорт должен быть желтым - любой советский школьник, по городу которого когда-то массово ездили желтые «Икарусы», это подтвердит. Тем более, что большинство закупленного для города автотранспорта (а городская администрация Янгона закупила в Китае 1000 новых кондиционированных автобусов по 56 тысяч долларов каждый) оказались именно желтыми. А значит, если покрасить водный транспорт в желтый цвет – успех будет гарантирован.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

"Скрепы молчания" Аун Сан Су Чжи

25 августа боевики Армии спасения рохинджа Аракана (ARSA), сопровождаемые разгоряченной молодежью рохинджа (по сегодняшним оценкам командования мьянманских вооруженных сил, их число составляло от 6 до 10 тысяч человек) напали на 30 полицейских и военных объектов в штате Ракхайн. В ответ мьянманские силовики начали спецоперацию по зачистке территории. Итогом этого стало массовое бегство рохинджа в Бангладеш – по данным ООН, в середине ноября число пересекших границу беженцев составило 622 тысячи человек. Многие беженцы рассказывают о зверствах мьянманских силовиков, об убийствах и изнасилованиях. Командование вооруженных сил Мьянмы отвергает эти обвинения, заявляя, что спецоперация силовиков направлена исключительно против «экстремистских бенгальских террористов», а не против мирных жителей любой национальности и религии.

Когда рассказы беженцев начали массово тиражироваться в странах Запада, многие правозащитные организации предсказуемо обратили взгляд на «икону демократии» - государственного советника Мьянмы Аун Сан Су Чжи. Профессиональным борцам за права человека казалось, что она вот-вот гневно обличит мьянманских силовиков и возьмет страдающих беженцев под свое покровительство. Аун Сан Су Чжи молчала – и это вызвало непонимание на Западе. Потом непонимание сменилось раздражением и осуждением. А когда 19 сентября Аун Сан Су Чжи выступила с речью перед иностранными дипломатами, где фактически поддержала операцию вооруженных сил, многочисленные шумные инициативные группы на Западе начали требовать лишить «икону демократии» Нобелевской премии, которую она получила в 1991 году, а также всех остальных наград за правозащитную деятельность. Городской совет Оксфорда в конце ноября лишил ее премии Freedom of the City (то есть, фактически - звания почетного гражданина этого города). Перед этим в начале октября в одном из колледжей Оксфорда был снят со стены портрет Аун Сан Су Чжи.

Разочарование поведением Аун Сан Су Чжи неизбежно требовало объяснений. Такие объяснения вскоре нашлись.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Кризис рохинджа - мьянманское измерение

Мьянманские журналисты, которые на свой страх и риск сегодня едут в Маундо – города недалеко от границы с Бангладеш, вокруг которого находятся десятки поселений рохинджа – с изумлением рассказывают о том, что, несмотря на сгоревшие деревни вокруг, люди на этой территории продолжают жить. У одного из этих журналистов самое сильное впечатление оставил импровизированный рынок скота на одной из окраин города. Исход массы людей, бросивших свое хозяйство на произвол судьбы, привел к тому, что леса вокруг обезлюдевших или выгоревших деревень заполнили домашние животные – прежде всего, коровы и буйволы. Именно их отлавливают те, кто рискнул остаться – причем, в этом деле, как говорят журналисты, активно участвуют и мьянманские силовики.

Рогатый скот клеймят (чтобы застолбить свое право иметь его в своей собственности) и пригоняют на импровизированный рынок, чтобы продать местным жителям. И местные жители этот скот покупают, даже делая это с каким-то странным энтузиазмом: они рискнули остаться и не уехать – так пусть хотя бы в качестве компенсации за свои страхи получат новую корову по дешевой цене. Поскольку предложение явно превышает спрос, то цены на рогатый скот в Маундо на самом деле довольно низкие. А еще жители города говорят, что силовики грузят коров и буйволов в армейские грузовики и отвозят их в столицу штата Ситтвэ – там рынок лучше, и за бесхозный скот можно заработать больше денег.

При этом, мало кого волнует, кем были владельцы этих животных – убежавшие в Бангладеш рохинджа, или устремившиеся на юг, вглубь территории страны ракхайнцы, индусы или представители других народностей. Те, кто остался, независимо от их религиозной принадлежности, знают, что сбежавшие скорее всего сюда больше не вернутся - а значит, конкретную корову никто никогда не будет искать. Да и где ее найдешь, если разбежавшийся по лесам бесхозный скот исчисляется минимум десятками тысяч голов.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Секретариат

На фотографиях в путеводителях этот квартал Янгона выглядит очень привлекательно. Отстроенная в форме квадрата массивная крепость времен королевы Виктории со стенами из красного кирпича, с арками, башенками и порталами, кажется именно тем местом, где застыло время, и где можно ощутить дух колониального Рангуна – отстроенного британцами с нуля нового центра большой территории, призванного символизировать величие империи, над которой никогда не заходит солнце. Иностранцы читают в путеводителях о том, что это место на протяжении всей своей истории оказалось связано с большинством ключевых событий в жизни сначала Бирмы, а затем Мьянмы. Но последняя строчка описания этого исторического памятника разочаровывает путешественников – им сообщается, что доступ на территорию объекта закрыт, и им можно любоваться только снаружи, обходя его с четырех улиц по периметру и просовывая камеру для фотографирования между железными прутьями высокого забора.

В историю Рангуна/Янгона этот большой квадратный квартал площадью свыше 16 акров (6,5 гектаров) со всеми его постройками вошел под названием «Секретариат». Его постройка началась в 1885 году – когда британцы уже больше тридцати лет правили в Рангуне, заново отстраивая этот город по разработанному ими мастер-плану. Рано или поздно должен был встать вопрос о создании отдельного правительственного квартала – единого комплекса, в котором чиновники разных ведомств могли бы переходить из офиса в офис, не выходя наружу – под палящее солнце, или под тропический ливень. При этом, здания этого квартала должны были поражать своим величественным видом и представлять собой единый большой комплекс, четко сигнализирующий архитектурными формами свою принадлежность Британской империи.

Collapse )


Один из проектов преобразования Секретариата


Реставрация зданий уже началась
Жду Ма Та Ту

Довыборы-2017 в Мьянме. Послесловие

Дано: в двух палатах общенационального парламента Республики Союз Мьянма – 664 места. Последние по времени парламентские выборы состоялись в ноябре 2015 года, до следующих – еще три с половиной года. 1 апреля 2017 года в Мьянме прошли довыборы на те депутатские места, которые за прошедшие полтора года оказались вакантными. Этих свободных мест на момент выборов оказалось двенадцать. Одновременно состоялись выборы на шесть незанятых депутатских мест в законодательном собрании штата Шан и одно место – в штате Кайя. Итого – на довыборах предстояло избрать 19 человек.

Много это или мало? Для обычной страны с устоявшейся политической системой это стало бы рутинным событием. Но для Мьянмы, где баланс политических сил еще только складывается, довыборы стали своеобразной лакмусовой бумажкой, определяющей многие тенденции развития страны в будущем.

По сути, избиратели должны были ответить на три главных вопроса. Первый – не разочаровались ли граждане страны в Национальной лиге за демократию (НЛД), пришедшей к власти год назад, после выборов 8 ноября 2015 года. Второй – ожила ли после нокаута политическая конкурирующая сила НЛД, поддерживаемая военными Партия сплоченности и развития Союза (ПСРС), которая на выборах 2015 года потерпела сокрушительное поражение. И, наконец, третий вопрос – насколько сильны позиции национальных партий в регионах, и насколько реальны их заявки на формирование «третьей силы», консолидированного «национального блока», с которым будет вынуждена считаться любая общесоюзная партия.



Collapse )
Жду Ма Та Ту

О том, как "Малыш Пхйо" стал большим

В декабре 2016 года эти люди ходили в патруль по 5-10 человек. Одетые в темно-синюю униформу, с зелено-голубыми значками на груди, они дефилировали по улицам Янгона и следили, чтобы тротуары были пустыми. Любой нарушитель порядка тут же фотографировался и, если он пытался скрыться, за ним устраивалась погоня.

Они – это сотрудники мэрии Янгона и администраций городских районов-тауншипов. Их цель – очистить от торговцев все улицы даунтауна, параллельные реке, и еще несколько главных улиц города. Группами они ходили потому, что сразу после начала их рейдов между чиновниками в темно-синей униформе и уличными торговцами на улице Аноратха случилась массовая драка с применением подручных средств в виде пластмассовых стульев и труб от больших уличных зонтов. Чиновники бесцеремонно хватали и утаскивали переносные прилавки продавцов бетеля, распинывая падающие с них жестяные баночки, сгребали в штабеля пластиковые столы и стулья, которые владельцы уличных кафе рискнули выставить для клиентов на тротуар. Все это закидывалось в припаркованные неподалеку грузовички и увозилось.

Тем не менее, после того, как группа чиновников переходила на соседний квартал, уличные продавцы появлялись вновь – уже без конфискованных столиков. Они расстилали прямо на тротуаре полиэтиленовую пленку и раскладывали на нее свой товар – чтобы можно было при малейшей опасности схватить ее за углы и удрать.

Хуже всего, когда на нарушениях попадались владельцы уличных кафе и магазинчиков – им с их заведениями общепита скрыться с места событий было невозможно. За выставленные на тротуар столы, стулья и витрины чиновники накладывали на них штраф. Размер штрафа чаще всего был небольшой, всего 10-20 тысяч кьят, но за ним, как правило, следовал запрет на работу в течение семи дней – а это для заведения прямой убыток. Владельцу под камеру передавалось предписание о том, что в случае повторного нарушения у него будет отозвана лицензия – при вручении чиновники разворачивали предписание лицевой стороной с текстом к фотоаппарату, или к камере мобильного телефона.

Иногда, если в чиновников из боковых улиц не летели тухлые овощи, они останавливались поговорить с торговцами. Большинство узких боковых улиц пока было решено не трогать, и главным для чиновников стало освобождение от торговцев магистралей даунтауна параллельных реке Янгон. Увидев, что группа чиновников остановилась, к ней тут же собирались толпы местных жителей – продавцов уличного товара. Чаще всего это женщины, торгующие фруктами и разной бытовой мелочью. Каждая начинала орать о своих проблемах. Чиновники пытались объясниться с местными жителями, но у них не всегда это получалось.

-- Мы уже вторую неделю не работаем у себя в офисе. Мы вынуждены ходить по улицам и смотреть за вами, - говорит один из пожилых сотрудников мэрии торговке фруктами. – Сегодня в кабинетах никого нет, еще немного – и городская жизнь остановится.

-- Зачем вы здесь? – кричит ему в ответ торговка. – Не мешайте нам торговать! Мы зарабатываем деньги, потому что нам надо кормить семью! Дайте нам работу – и мы уйдем с улиц!

-- Мы здесь тоже только потому, что выполняем приказ. А приказ такой – очистить все улицы от продавцов, чтобы людям было удобно ходить, - снова максимально миролюбиво пытается объяснить чиновник.

-- Кто дал вам такой приказ! Скажите!

-- Это приказ главного министра.

-- Кто этот главный министр? Я буду жаловаться на него маме Су! Скажите его имя! – не унимается торговка.

-- Главный министр округа Янгон У Пхйо Мин Тейн, ближайший соратник До Аун Сан Су Чжи! - по-военному чеканит чиновник и поворачивается к торговке спиной, давая понять, что он закончил разговор.



Collapse )
Жду Ма Та Ту

Старший генерал Мин Аун Хлайн

19 июля на страничке главнокомандующего вооруженными силами Мьянмы (Тамадо) старшего генерала Мин Аун Хлайна в Фейсбуке появилась его фотография вместе с его женой, Чжу Чжу Хла. Фотографию сопровождали ее лирические стихи, после которых старший генерал поблагодарил всех за поздравления. Пользователи социальной сети дружно решили, что речь идет о поздравлениях с днем рождения. Генерал не указал одну мелочь – все-таки, в какой день он родился. День рождения по лунному календарю – это чаще всего совсем другая дата, чем в григорианском календаре. Лунный месяц постоянно «качается» в календаре туда-сюда, поэтому для понимания ситуации надо брать год рождения генерала и смотреть, на какой день григорианского календаря пришелся соответствующий день лунного месяца. Кроме того, благодарность, высказанная именно 19 июля, еще ничего не значит: в 2016 году это день полнолуния Вазо, а бирманцы часто переносят празднование своих юбилеев именно на полнолуние того месяца, в который они родились. Тем более если это очень значимое для буддиста полнолуние.

Collapse )

Жду Ма Та Ту

«Старая Девочка» Аун Сан Су Чжи, внук генерала Не Вина и чай Липтон с долькой лимона

7 июня внук генерала Не Вина, правившего Бирмой более четверти века после военного переворота 1962 года, опубликовал на своей страничке в Фейсбуке меню правительственного ужина, который дали президент Тхин Чжо с супругой в честь находившегося в Мьянме с визитом премьер-министра Сингапура Ли Сяньлуна. Внимание Эй Не Вина привлек самый последний раздел меню – «Десерт». Первым пунктом среди напитков там значился «чай Липтон с кусочком лимона».



Эй Не Вин отреагировал на это событие следующим текстом на английском языке: «О, боже! Кто подает чай Липтон на правительственный ужин! Должен быть Twinning’s Earl Grey или Mason’s Queen Anne Tea, или хотя бы наш традиционный шанский чай. Я думал, что у Старой Девочки более тонкий вкус. Ясно, что она не должна давать советы, по крайней мере, когда дело касается чая. И не предлагайте мне дерьмовые объяснения, что мы должны экономить деньги, если можно приобрести 20 пакетиков Twinning’s в местном Сити-марте за 13 долларов. О, я не в претензии по отношению к первой леди, поскольку мы знаем, что у нее великолепный вкус. Канал «Нью Эйша» сообщил, что этот ужин давала сама Старая Девочка».



Collapse )