Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Жду Ма Та Ту

ВТОРОЙ ПОДХОД К СНАРЯДУ. В Мьянме пройден еще один этап на пути к общенациональному примирению

История вооруженного сепаратизма в Мьянме берет свое начало сразу же после провозглашения независимости страны в 1948 году. Итогом миротворческого процесса, осуществляемого в последние десятилетия военными властями, а затем пришедшим им на смену в 2011 году квази-гражданским правительством отставного генерала Тейн Сейна, можно считать подписание в октябре 2015 года Общенационального соглашения о прекращении огня между правительством и восемью этническими формированиями. При этом изначально в переговоры была вовлечена 21 национальная группировка (то есть, почти все крупные этнические силы Мьянмы), шесть из них на разных этапах вышли из переговорного процесса, а еще семь в итоге отказались подписать соглашение. Изначально за бортом переговорного процесса по разным причинам остались лишь несколько этнических группировок Мьянмы, большая часть которых, тем не менее, боевых действий с правительством не вела и контролировала свои территории на основе прежних (зачастую устных) договоренностей с центральными властями.

Возглавляемая Аун Сан Су Чжи Национальная лига за демократию, в свое время сделавшая все, чтобы преуменьшить значение подписанного ее политическими конкурентами Общенационального соглашения о прекращении огня (высшие руководители НЛД объявляли это соглашение «так называемым», а сама Аун Сан Су Чжи демонстративно отказалась присутствовать на церемонии его подписания), сегодня вынуждена признать, что этот документ стал стартовым пунктом на пути достижения внутримьянманского примирения. Именно это соглашение пока является единственным актом, претендующим на универсальный общенациональных статус, под которым на основе достигнутого консенсуса поставили свои подписи представители сразу нескольких этнических формирований страны и которое открыто для присоединения к нему новых участников – то есть, его принятие знаменует собой переход от достижения договоренностей с каждой этнической группировкой по отдельности к попытке запустить инклюзивный процесс по совместной выработке новой модели сосуществования различных национальных групп в Республике Союз Мьянма.

В ноябре 2015 года на всеобщих выборах в Мьянме победу одержала оппозиционная Национальная лига за демократию (НЛД). Сразу после передачи власти в апреле 2016 года лидер НЛД Аун Сан Су Чжи заявила намерении провести «конференцию по типу Панлонской», делая тем самым отсыл к Панлонской конференции 1947 года, на которой бирманцы (одним из ключевых фигур среди которых был генерал Аун Сан, отец нынешнего лидера Мьянмы) и представители национальных меньшинств («горных народов») пытались найти оптимальную модель межнациональных отношений в будущей независимой Бирме. Подобный форум, который Аун Сан Су Чжи назвала «Панлонской конференцией XXI века», мог бы, по ее мнению, стать площадкой для обсуждения новой системы государственного устройства, в которой были бы закреплены гарантии для национальных меньшинств и выработаны единые правила и подходы, в последующем закрепленные в виде законов. Collapse )
Жду Ма Та Ту

Довыборы-2017 в Мьянме. Послесловие

Дано: в двух палатах общенационального парламента Республики Союз Мьянма – 664 места. Последние по времени парламентские выборы состоялись в ноябре 2015 года, до следующих – еще три с половиной года. 1 апреля 2017 года в Мьянме прошли довыборы на те депутатские места, которые за прошедшие полтора года оказались вакантными. Этих свободных мест на момент выборов оказалось двенадцать. Одновременно состоялись выборы на шесть незанятых депутатских мест в законодательном собрании штата Шан и одно место – в штате Кайя. Итого – на довыборах предстояло избрать 19 человек.

Много это или мало? Для обычной страны с устоявшейся политической системой это стало бы рутинным событием. Но для Мьянмы, где баланс политических сил еще только складывается, довыборы стали своеобразной лакмусовой бумажкой, определяющей многие тенденции развития страны в будущем.

По сути, избиратели должны были ответить на три главных вопроса. Первый – не разочаровались ли граждане страны в Национальной лиге за демократию (НЛД), пришедшей к власти год назад, после выборов 8 ноября 2015 года. Второй – ожила ли после нокаута политическая конкурирующая сила НЛД, поддерживаемая военными Партия сплоченности и развития Союза (ПСРС), которая на выборах 2015 года потерпела сокрушительное поражение. И, наконец, третий вопрос – насколько сильны позиции национальных партий в регионах, и насколько реальны их заявки на формирование «третьей силы», консолидированного «национального блока», с которым будет вынуждена считаться любая общесоюзная партия.



Collapse )
Жду Ма Та Ту

О том, как "Малыш Пхйо" стал большим

В декабре 2016 года эти люди ходили в патруль по 5-10 человек. Одетые в темно-синюю униформу, с зелено-голубыми значками на груди, они дефилировали по улицам Янгона и следили, чтобы тротуары были пустыми. Любой нарушитель порядка тут же фотографировался и, если он пытался скрыться, за ним устраивалась погоня.

Они – это сотрудники мэрии Янгона и администраций городских районов-тауншипов. Их цель – очистить от торговцев все улицы даунтауна, параллельные реке, и еще несколько главных улиц города. Группами они ходили потому, что сразу после начала их рейдов между чиновниками в темно-синей униформе и уличными торговцами на улице Аноратха случилась массовая драка с применением подручных средств в виде пластмассовых стульев и труб от больших уличных зонтов. Чиновники бесцеремонно хватали и утаскивали переносные прилавки продавцов бетеля, распинывая падающие с них жестяные баночки, сгребали в штабеля пластиковые столы и стулья, которые владельцы уличных кафе рискнули выставить для клиентов на тротуар. Все это закидывалось в припаркованные неподалеку грузовички и увозилось.

Тем не менее, после того, как группа чиновников переходила на соседний квартал, уличные продавцы появлялись вновь – уже без конфискованных столиков. Они расстилали прямо на тротуаре полиэтиленовую пленку и раскладывали на нее свой товар – чтобы можно было при малейшей опасности схватить ее за углы и удрать.

Хуже всего, когда на нарушениях попадались владельцы уличных кафе и магазинчиков – им с их заведениями общепита скрыться с места событий было невозможно. За выставленные на тротуар столы, стулья и витрины чиновники накладывали на них штраф. Размер штрафа чаще всего был небольшой, всего 10-20 тысяч кьят, но за ним, как правило, следовал запрет на работу в течение семи дней – а это для заведения прямой убыток. Владельцу под камеру передавалось предписание о том, что в случае повторного нарушения у него будет отозвана лицензия – при вручении чиновники разворачивали предписание лицевой стороной с текстом к фотоаппарату, или к камере мобильного телефона.

Иногда, если в чиновников из боковых улиц не летели тухлые овощи, они останавливались поговорить с торговцами. Большинство узких боковых улиц пока было решено не трогать, и главным для чиновников стало освобождение от торговцев магистралей даунтауна параллельных реке Янгон. Увидев, что группа чиновников остановилась, к ней тут же собирались толпы местных жителей – продавцов уличного товара. Чаще всего это женщины, торгующие фруктами и разной бытовой мелочью. Каждая начинала орать о своих проблемах. Чиновники пытались объясниться с местными жителями, но у них не всегда это получалось.

-- Мы уже вторую неделю не работаем у себя в офисе. Мы вынуждены ходить по улицам и смотреть за вами, - говорит один из пожилых сотрудников мэрии торговке фруктами. – Сегодня в кабинетах никого нет, еще немного – и городская жизнь остановится.

-- Зачем вы здесь? – кричит ему в ответ торговка. – Не мешайте нам торговать! Мы зарабатываем деньги, потому что нам надо кормить семью! Дайте нам работу – и мы уйдем с улиц!

-- Мы здесь тоже только потому, что выполняем приказ. А приказ такой – очистить все улицы от продавцов, чтобы людям было удобно ходить, - снова максимально миролюбиво пытается объяснить чиновник.

-- Кто дал вам такой приказ! Скажите!

-- Это приказ главного министра.

-- Кто этот главный министр? Я буду жаловаться на него маме Су! Скажите его имя! – не унимается торговка.

-- Главный министр округа Янгон У Пхйо Мин Тейн, ближайший соратник До Аун Сан Су Чжи! - по-военному чеканит чиновник и поворачивается к торговке спиной, давая понять, что он закончил разговор.



Collapse )
Жду Ма Та Ту

В объятьях дракона: зачем Аун Сан Су Чжи ездила в Китай

Моя статья под этим заголовком была опубликована на сайте РСМД 25 августа (http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8055#top-content). Но, поскольку она при публикации была сокращена на четверть, я решил здесь выложить полный текст. Вдруг кому-то покажется интересным именно то, что было сокращено. Плюс тут картинок побольше. )))))


_________

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Старший генерал Мин Аун Хлайн

19 июля на страничке главнокомандующего вооруженными силами Мьянмы (Тамадо) старшего генерала Мин Аун Хлайна в Фейсбуке появилась его фотография вместе с его женой, Чжу Чжу Хла. Фотографию сопровождали ее лирические стихи, после которых старший генерал поблагодарил всех за поздравления. Пользователи социальной сети дружно решили, что речь идет о поздравлениях с днем рождения. Генерал не указал одну мелочь – все-таки, в какой день он родился. День рождения по лунному календарю – это чаще всего совсем другая дата, чем в григорианском календаре. Лунный месяц постоянно «качается» в календаре туда-сюда, поэтому для понимания ситуации надо брать год рождения генерала и смотреть, на какой день григорианского календаря пришелся соответствующий день лунного месяца. Кроме того, благодарность, высказанная именно 19 июля, еще ничего не значит: в 2016 году это день полнолуния Вазо, а бирманцы часто переносят празднование своих юбилеев именно на полнолуние того месяца, в который они родились. Тем более если это очень значимое для буддиста полнолуние.

Collapse )

Жду Ма Та Ту

«Старая Девочка» Аун Сан Су Чжи, внук генерала Не Вина и чай Липтон с долькой лимона

7 июня внук генерала Не Вина, правившего Бирмой более четверти века после военного переворота 1962 года, опубликовал на своей страничке в Фейсбуке меню правительственного ужина, который дали президент Тхин Чжо с супругой в честь находившегося в Мьянме с визитом премьер-министра Сингапура Ли Сяньлуна. Внимание Эй Не Вина привлек самый последний раздел меню – «Десерт». Первым пунктом среди напитков там значился «чай Липтон с кусочком лимона».



Эй Не Вин отреагировал на это событие следующим текстом на английском языке: «О, боже! Кто подает чай Липтон на правительственный ужин! Должен быть Twinning’s Earl Grey или Mason’s Queen Anne Tea, или хотя бы наш традиционный шанский чай. Я думал, что у Старой Девочки более тонкий вкус. Ясно, что она не должна давать советы, по крайней мере, когда дело касается чая. И не предлагайте мне дерьмовые объяснения, что мы должны экономить деньги, если можно приобрести 20 пакетиков Twinning’s в местном Сити-марте за 13 долларов. О, я не в претензии по отношению к первой леди, поскольку мы знаем, что у нее великолепный вкус. Канал «Нью Эйша» сообщил, что этот ужин давала сама Старая Девочка».



Collapse )
Шведагон

Визит президента Тхин Чжо в Лаос: смыслы и имиджи

6 мая президент Мьянмы Тхин Чжо с супругой и министр иностранных дел Аун Сан Су Чжи прибыли с визитом в Лаос. Эта поездка стала первым зарубежным визитом Тхин Чжо на посту президента. При этом президент впервые предстал перед согражданами в европейском костюме и галстуке – таким его будет видеть руководители зарубежных государств за пределами Мьянмы.



Collapse )
Жду Ма Та Ту

Храбрый Тура. Политические игры генерала Шве Мана.

Когда в мае 2008 года в Мьянме, где правили генералы, была принята конституция, призванная стать основной для конструирования новой гражданской власти, многие эксперты начали думать о том, кто займет должность первого гражданского президента страны. Практически все сходились на том, военные свою власть все равно не упустят, и поэтому главой государства будет кто-то из генералов, ради такого случая подавший в отставку и сменивший военные штаны на гражданскую юбку-лоунджи. Большинство специалистов исходили из простой логики: старший генерал Тан Шве и вице – старший генерал Маун Эй уже, мягко говоря, в годах, поэтому наследовать им должен представитель следующего поколения генералов. И если в Мьянме этих двух престарелых руководителей привычно называли «номер один» и «номер два», то вполне логично, что преемником должен был стать «номер три» - начальник генштаба вооруженных сил генерал Тура Шве Ман.


(На фото - слева направо: "номер один", "номер два" и "номер три")

В 2010 году, когда в стране состоялись первые за двадцать лет парламентские выборы, Шве Ману было 63 года (он родился 11 июля 1947 года) – для большинства высокопоставленных политиков время отнюдь не заката карьеры. В пользу этого генерала говорило многое – он коммуникабельный человек, с чувством юмора, ровный в общении, умеющий слушать других и способный собрать хорошую команду единомышленников. В военной среде ценился и его титул «Тура» («храбрый»), полученный в 1988 году за участие в кампании по борьбе с каренскими сепаратистами – в вооруженных силах страны такое почетное звание равносильно званию героя, и после его присвоения в официальных документах должно употребляться перед именем в обязательном порядке.
Collapse )
Жду Ма Та Ту

Выборы 8 ноября 2015 года: для дороги в сказку асфальт оказался не нужен

31 марта в Мьянме наконец-то закончилась эпопея с передачей власти победившей на выборах Национальной лиге за демократию (НЛД) во главе с Аун Сан Су Чжи. И это – хороший повод вспомнить, с чего этот процесс начался. То есть, вернуться к выборам 8 ноября 2015 года, на которых, как это сейчас считается, НЛД одержала «сокрушительную победу».

В связи с этими выборами возникает много вопросов. Главный из них - является ли победа НЛД столь сокрушительной, как это кажется, и в чем ее причина. Ответов на этот вопрос сегодня крайне мало. Больше того, западные исследователи предпочитают глубоко не лезть в эту тему, считая выборы достоянием истории. Для них главным является сам факт – оппозиция «сокрушительно» победила, и историческая справедливость восторжествовала.

Следует отметить, что выборы 8 ноября 2015 года стали первой по-настоящему конкурентной избирательной кампанией за четверть века. Предыдущие выборы прошли в 2010 году, но ведущая оппозиционная сила, Национальная лига за демократию (НЛД), их бойкотировала, поэтому конкуренция в основном происходила между проправительственными партиями, а также партийными структурами, созданными по этническому принципу. До этого выборы были в 1990 году – тогда 52,5 процентов избирателей проголосовали за оппозиционную НЛД.

В выборах ноября 2015 года участвовало 91 партия. Тем не менее, с самого начала было ясно, что основная борьба развернется между правящей Партией сплоченности и развития Союза (ПСРС) и оппозиционной Национальной лигой за демократию. На национальных территориях, естественно, ожидалось успешное выступление этнических партий, но с самого начала было ясно, что этот их возможный успех будет локальным и сможет повлиять на расклад сил в Союзном парламенте лишь в том случае, если ни одна из двух основных партий не сумеет получить большинства.



Collapse )