Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Жду Ма Та Ту

Сезон охоты на даланов

Убийство «предателей революции» и «информаторов режима» стало массовым кровавым хобби у тех, кто говорит о своей борьбе за демократию в Мьянме. 

После военного переворота в сентябре 1988 года и подавления массовых антиправительственных выступлений, основной движущей силой которых были студенты и молодежь тогдашней Бирмы, многие из тех, кто находился в рядах протестующих, перешли на территории, неподконтрольные центральной власти, чтобы начать с оружием в руках борьбу с военным правительством. 

По крайней мере, один из таких эпизодов вскоре закончился масштабной трагедией. Группа, оказавшаяся у границы с Таиландом на востоке Мьянмы, на землях, контролируемых каренскими сепаратистами, взяла для себя название «Всебирманский студенческий демократический фронт» (аббревиатура латиницей – ABSDF). Она сразу же разделилась на северный и южный отряды. Местом расположения северного отряда в количестве около 300 человек стал лагерь Паджау в районе Вайнмо бирманского штата Карен. Именно там, среди оказавшихся не у дел недавних «борцов за демократию», началась «охота на ведьм». По крайней мере 106 человек были обвинены своими товарищами в том, что они являлись шпионами военного правительства Мьянмы, и 35 из них за период с августа 1991 года по май 1992 года были казнены или умерли в результате пыток.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Сказки о «весенней революции»

Массированное промывание мозгов «сторонникам демократии» в Мьянме порождает у них желание взрывать и убивать. 

Мне написал один знакомый из России: «Армия в Мьянме зверствует. Мои друзья сообщили, что военные разграбили и сожгли торговый центр». Я не поленился, пошел на место событий. Торговый центр на месте, люди делают покупки. Никто ничего не громит и не поджигает.

Мьянманский друг написал в Вайбере: «Солдаты разбили витрину кондитерской, забрались внутрь и сожрали все торты и пирожные». Я пошел в Чайна-таун, посмотреть, что случилось. Витрина на месте, тортики тоже, солдат рядом не видно.

Какая-то мьянманская дама начала писать в Твиттере о том, что военные унесли все золото из хранилища пагоды Шведагон. В следующем посте она привела новые леденящие душу детали: оказывается, в момент ограбления они убили старого хранителя, у которого сын служит в армии. Проверять, на месте ли золото, я не стал. Но я просто убедился, что ничего, кроме твиттер-беллетристики этой дамы о разграблении Шведагона в Интернете нет – зато ее посты воспроизведены в других аккаунтах несколько тысяч раз. 

После этого я понял, что в Мьянме участники протестов уже давно изобрели для себя другую реальность, живут в ней и охотно делятся ее картинками с теми, кто готов их некритически слушать.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Конституционный переворот

Как мьянманские военные снова пришли к власти

Главком вооруженных сил Мьянмы (Тамадо) старший генерал Мин Аун Хлайн, выступая 27 января в режиме видеоконференции перед старшекурсниками Колледжа национальной обороны, заявил: «Конституция - это материнский закон для всех законов. Поэтому хочу подчеркнуть, что все мы должны соблюдать Конституцию. Но если закон не соблюдают, он должен быть отменен. То есть, если это Конституция, то нужно отменять Конституцию.» Многие тут же истолковали эти слова как угрозу военных совершить переворот. 

Эти опасения легли на благодатную почву. За день до этого в Музее Сил обороны в Нейпьидо состоялась пресс-конференция представителя вооруженных сил бригадного генерала Зо Мин Туна, на которую, по некоторой информации, помимо аккредитованных в столице корреспондентов мьянманских СМИ специальным самолетом привезли журналистов иностранных агентств, находившихся в Янгоне. Зо Мн Тун выступал в окружении столов с объемными фолиантами, содержащими, по словам военных, доказательства массовых фальсификаций в ходе прошедших 8 ноября прошлого года всеобщих выборов, на которых уверенно победила правящая Национальная лига за демократию (НЛД) во главе с государственным советником Аун Сан Су Чжи.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Сказка про белого слона

Об упущенных возможностях российской «мягкой силы» в Мьянме

Когда в России начинают говорить о «мягкой силе», тут же привычно выскакивает словечко «соотечественники». Именно их полуфиктивные организации (зачастую нежизнеспособные без внешней подпитки) почему-то считаются чуть ли не основным орудием российского влияния в мире. Именно они тужатся на российские средства, бегая в сарафанах с кокошниками и изображая «уголок России» в зарубежной стране, на который, по задумке должны сбегаться восхищенные аборигены. И это при том, что находящиеся во многих странах мира Американские центры никогда не были замечены в том, чтобы они собирали живущих в этих странах выходцев из США, напяливали на них ковбойские шляпы и заставляли скакать на лошадях.  

Впрочем, Россотрудничества в Мьянме не было и нет. Советский культурный центр закрыл в Янгоне избушку на клюшку еще в 1990 году, и с тех пор здесь почти не наблюдалось никакой зримой российской «мягкой силы» - разве что один раз фонд «Русский мир» выделил грант для организации в Янгоне годичных курсов русского языка. Еще иногда в Мьянму приезжают профессиональные «соотечественники» из Вьетнама и идут в основном на факультет русского языка Янгонского института иностранных языков. Ну и, наконец, сюда изредка наведываются исполнители малопонятных для абсолютного большинства мьянманцев классических произведений европейских композиторов – на рояле, на виолончели или на флейте. 

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Цирк с Конституцией

Правящая партия Мьянмы предлагает военным самим отпилить сук, на котором они сидят.

Депутаты от вооруженных сил направляются на сессию парламента Мьянмы. Фото The Irrawaddy.
Депутаты от вооруженных сил направляются на сессию парламента Мьянмы. Фото The Irrawaddy.

27 января спикер парламента Мьянмы Т Кхун Мьят объявил о том, что в нижнюю палату официально внесены два законопроекта с поправками в Конституцию страны, которая была принята в 2008 году, еще при военном режиме, и фактически создала в стране две параллельные вертикали власти – военную и гражданскую. 

Согласно ныне действующему Основному закону, гражданский президент не имеет полномочий решать вопросы обороны и безопасности, и ему в стране не подчиняется ни один вооруженный человек. Зато за военными закреплены существенные привилегии - в том числе право предлагать для назначения кандидатуры на должности трех силовых министров (обороны, внутренних дел и пограничных дел) и иметь квоту в 25 процентов депутатских мест в общенациональном парламенте и региональных собраниях. 

Законопроекты с поправками были подготовлены Комитетом по внесению изменений в Конституцию, работа которого шла в течение предыдущих одиннадцати месяцев. Сообщается, что формальными инициаторами законодательной инициативы выступил 351 парламентарий – это значительно больше порога в 20 процентов, который по регламенту необходим для того, чтобы законодательная инициатива была принята для обсуждения на сессии парламента. 

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Армейское пиво Мьянмы

На этой территории нет изображений президента страны, а исполнительный директор сидит под портретом человека в форме и фуражке – старшего генерала Мин Аун Хлайна, главкома вооруженных сил Мьянмы. За забором – обычная мьянманская действительность с кучами мусора и неухоженной обочиной дороги. А по эту сторону – аккуратно подстриженные газоны, свежепокрашенные современные здания и подметенные бетонные площадки. Здесь есть свой автопарк и даже своя маленькая заправочная станция.

Это – компания Dagon Beverages, часть военного конгломерата “Myanmar Economic Corporation”, известного в стране под аббревиатурой “MEC” (Эм-И-Си), а среди ее русскоязычных партнеров – как «МЭК». Таких конгломератов у вооруженных сил Мьянмы два, и оба представляют собой маленькие экономические государства, гражданами которых являются действующие военные. Пока они на службе – они имеют право владеть акциями и получать по ним дивиденды. 

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Без паралича

Успехи и неудачи двух лет правления Аун Сан Су Чжи в Мьянме

Государственный советник Мьянмы Аун Сан Су Чжи и посол России Н.А. Листопадов на торжественном приеме по случаю 70-летия установления дипломатических отношений между двумя странами. Аун Сан Су Чжи примеряет подарок - платок из России.

В последний день прошлого года в Мьянманском сегменте Фейсбука начал распространяться слух: лидера Мьянмы, Нобелевского лауреата и лидера правящей Национальной лиги за демократию (НЛД) 72-летнюю Аун Сан Су Чжи парализовало. Вечером 2 января слух был опровергнут на официальном уровне, а 3 января канцелярия государственного советника специально опубликовала несколько фотографий, на которых Аун Сан Су Чжи утром того же дня прибывает в резиденцию президента на рутинную встречу – в сопроводительном тексте даже не указывалось, с кем именно. 

Хотя слухи о болезни лидера Мьянмы были опровергнуты, они дали еще один повод жителям Мьянмы задуматься о том, что ждет страну, если Аун Сан Су Чжи действительно уйдет с политической сцены. Она, как пишут в зарубежных СМИ, является «де-факто лидером Мьянмы», и конечной инстанцией при решении важнейших вопросов политический и экономической жизни страны. Стать формальным главой государства ей помешали ограничения, прописанные в конституции: двое ее сыновей имеют британские паспорта. Тем не менее, она сегодня контролирует и эту должность, выдвинув на нее своего соратника Тхин Чжо с которым знакома со школьных лет, и жена которого входит в число ее ближайших подруг. Именно так Аун Сан Су Чжи воплотила в жизнь свою фразу о том, что она намерена быть в Мьянме «выше президента», сказанную еще до прихода к власти.

Полпирога власти

Collapse )
Жду Ма Та Ту

"Скрепы молчания" Аун Сан Су Чжи

25 августа боевики Армии спасения рохинджа Аракана (ARSA), сопровождаемые разгоряченной молодежью рохинджа (по сегодняшним оценкам командования мьянманских вооруженных сил, их число составляло от 6 до 10 тысяч человек) напали на 30 полицейских и военных объектов в штате Ракхайн. В ответ мьянманские силовики начали спецоперацию по зачистке территории. Итогом этого стало массовое бегство рохинджа в Бангладеш – по данным ООН, в середине ноября число пересекших границу беженцев составило 622 тысячи человек. Многие беженцы рассказывают о зверствах мьянманских силовиков, об убийствах и изнасилованиях. Командование вооруженных сил Мьянмы отвергает эти обвинения, заявляя, что спецоперация силовиков направлена исключительно против «экстремистских бенгальских террористов», а не против мирных жителей любой национальности и религии.

Когда рассказы беженцев начали массово тиражироваться в странах Запада, многие правозащитные организации предсказуемо обратили взгляд на «икону демократии» - государственного советника Мьянмы Аун Сан Су Чжи. Профессиональным борцам за права человека казалось, что она вот-вот гневно обличит мьянманских силовиков и возьмет страдающих беженцев под свое покровительство. Аун Сан Су Чжи молчала – и это вызвало непонимание на Западе. Потом непонимание сменилось раздражением и осуждением. А когда 19 сентября Аун Сан Су Чжи выступила с речью перед иностранными дипломатами, где фактически поддержала операцию вооруженных сил, многочисленные шумные инициативные группы на Западе начали требовать лишить «икону демократии» Нобелевской премии, которую она получила в 1991 году, а также всех остальных наград за правозащитную деятельность. Городской совет Оксфорда в конце ноября лишил ее премии Freedom of the City (то есть, фактически - звания почетного гражданина этого города). Перед этим в начале октября в одном из колледжей Оксфорда был снят со стены портрет Аун Сан Су Чжи.

Разочарование поведением Аун Сан Су Чжи неизбежно требовало объяснений. Такие объяснения вскоре нашлись.

Collapse )