Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Жду Ма Та Ту

Новости о Мьянме на русском языке

На Фейсбуке я создал группу "Новости о Мьянме на русском языке". Обновлять ее стараюсь ежедневно.

Если интересно, и если у вас есть профайл на Фейсбуке - присоединяйтесь! Буду рад!

Вот ссылка:
https://web.facebook.com/groups/mmrus/

Если кому-то удобнее получать информацию о политике и экономике Мьянмы в режиме Телеграм-канала - вам сюда:
https://t.me/mmrus

Жду Ма Та Ту

Вечерний рынок Янгона



Говорят, что характерная особенность жаркого азиатского города – в том, что бОльшая часть жизни здесь проходит не в душной квартире, а на улице. Это существенно отличает азиатские города от европейских, где улица – это всего лишь путь от одного места к другому, а не самодостаточный участок жизни.

Роль янгонской улицы в жизни горожанина особенно заметна тогда, когда кончается рабочий день и люди начинают свой путь по домам. И чаще всего женщины (да и многие мужчины) обязательно заходят на стихийно возникающие вечерние рынки, чтобы купить продуктов на ужин и на завтрак.

Когда электричество есть не полные сутки – на холодильник надежды мало. Кроме того, не у всех эти холодильники есть. Да и зачем тащить тяжелые сумки домой и запасаться на неделю, если и завтра на этом же месте ты сможешь купить самые свежайшие продукты? Тем более, рынок – это не только место купли-продажи. Это место общения продавцов и покупателей, встреч друзей и знакомых, индикатор общественных настроений.

Самый известный стихийный вечерний рынок янгонского даунтауна – на улице Анаврата, возле перекрестка с улицей Сейкам Тар (это между 38 и 39 улицами). Тут, у оставшейся с колониальных времен церкви, вдоль улицы растягиваются ряды продавцов.

Первый ряд – это те, кто расположился на тротуаре около церковного забора. У них есть даже самодельные палатки и столики. Второй ряд – это те, кто сидят прямо на проезжей части, разложив свой товар в плоских тазиках. Водители знают, что в вечернее время по этой улице не всегда легко проехать, и стараются объезжать это место. Все равно поток покупателей очень тесно прижимается к потоку машин.

На этом рынке продаются три вида продуктов – рыба, мясо и овощи-фрукты. Продавцы мяса, те, кто у забора, привлекают покупателей самыми разными способами, из которых громкие вопли – самый безобидный. Торговец козлиным мясом может выставить на прилавок череп козла, глядящий на мир черными глазами, а сверху привесить свежеободранную ногу, заканчивающуюся кусочком шкуры с копытом. Рядом с прилавка улыбается огромная свиная голова. А по соседству предлагают кишки и требуху – почему-то этот вид продукции стоит в Янгоне практически столько же, сколько мясо.

По торговцам овощами, фруктами и зеленью, можно безошибочно сказать, какой сезон на дворе. Сейчас – сезон манго, и этот фрукт представлен многими разноводностями. В зависимости от сорта и размера, на один доллар (или на 1000 кьят) можно купить от 3 до 5 манго. Здесь же – свежая зелень к ужину, цветная капуста, папайя, арбузы – в общем, все, что в этот момент растет и плодоносит в стране.

Торговцы рыбой сидят на асфальте проезжей части. Рыба у них с утреннего рыбного рынка - свежайшая, обложенная льдом, сверкающая чешуей, иногда еще шевелящая хвостами, а крабы и креветки норовят уползти из тазиков. После того, как ты купил рыбу – ее тебе тут же бесплатно разделают старинным тесаком так, как ты скажешь – или вдоль, или поперек. А потом упакуют – кости для супа в один мешочек, филе – в другой.

Основная единица веса на вечернем рынке называется «висс». Меня уверяли, что это – старинная британская колониальная мера веса, но я не слышал, чтобы ее использовали в других странах. Не слышали о ней и жители Великобритании, с кем я общался. Она никак не вписывается в традиционную британскую систему весов и в Интернете практически не упоминается.

Тем не менее, раньше, видимо, эта единица веса была более хорошо известна – и, как ни странно, к ней был привязан металлический кьят, привязанный также к совсем уже чудному британскому тройграну. Вот что можно прочесть в словаре Брокгауза и Ефрона:

Кейат или тикуль (англ. Kyat или ticul) — бирманская монетная и весовая единица, большей частью неточно называется тикаль. Как в монетном деле, так и для торговых весов вес K. = 255 1/2 английских тройгранов (troygrain), т. е. 16,556 гр. Чистого серебра в К. = 16 гр. = 1,5 индобританским рупиям или 2 немец. маркам. Чеканиться К. стали с 1861 г. К., весовая единица, составляет 1/100 висса (vis, viss) или пекты (paiktha), следовательно, висс = 1,6556 кгр.

Это, кстати, самое точное измерение виса, которое я вообще видел в Интернете. Обычно пишут более округленно – от 1,6 до 1,7 килограмма. Взвешивают товар продавцы обычно на старых весах с чашками. Гирьки – такие же старые, как и само слово «висс», оставшиеся еще с тех пор как Мьянма была колонией. А поскольку гирьки не ломаются и могут служить веками – традиция взвешивать все в виссах такая же неизменная. Между прочим, когда серьезные янгонские супермаркеты с претензией на западную культуру обслуживания, проводят промо-акции, то они чаще всего указывают вес рекламируемых товаров не в килограммах, а именно в виссах – чтобы покупатель легко мог сравнить с ценами рынка.

Поскольку многие покупатели и продавцы тут знают друг друга не первый год, обман искючен. Продавец тут не принесет залежалую вчерашнюю рыбу с тусклыми глазами – потому что на фоне рыбы у соседа его продукция будет смотреться особенно неприглядно, и перед покупателями ему будет стыдно. И если продавец подсунет тухлятину – к нему больше никто никогда не придет. А то, что ты сегодня не смог продать свой товар – виноват ты сам. Просто надо было громче орать и шире улыбаться.

Глядя на жизнь вечернего янгонского рынка – саморегулируемую, со своими стихийными правилами и своей стихийной, но строгой ответственностью, я иногда представляю, что было бы, если бы в Янгон доставить доблестных российских чиновников. Торговцы рыбой были бы тут же обложены милицейской данью, а заодно оштрафованы за отсутствие кассовых аппаратов и торговлю в неположенном месте. Санитарные инспекторы в уголочке составляли бы акты об антисанитарных условиях и тут же продавали бы их за деньги вместе с разрешением на торговлю. Рядом тусовались бы пожарники, глядя на временную проводку висящих над некоторыми прилавками лампочек и облизываясь от предвкушения обильной добычи. И, наконец, разгуливали бы по рядам представители разных инспекций по защите прав потребителей, вымогая взятки и отпугивая покупателей.