Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Жду Ма Та Ту

Новости о Мьянме на русском языке

На Фейсбуке я создал группу "Новости о Мьянме на русском языке". Обновлять ее стараюсь ежедневно.

Если интересно, и если у вас есть профайл на Фейсбуке - присоединяйтесь! Буду рад!

Вот ссылка:
https://web.facebook.com/groups/mmrus/

Если кому-то удобнее получать информацию о политике и экономике Мьянмы в режиме Телеграм-канала - вам сюда:
https://t.me/mmrus

Жду Ма Та Ту

Генерал Абель

Когда читаешь мьянманские газеты двух предыдущих десятилетий, в списке руководивших страной генералов невольно спотыкаешься об имя человека, которое звучит совсем не по-бирмански – Давид Оливер Абель (вообще-то, его фамилия по-английски традиционно читается как «Эйбл», но вслед за русскоязычной израильской прессой я все-таки буду называть его Абелем - хотя понятно, что одноименный советский разведчик тут абсолютно ни при чем). Этот человек в зените своего влияния, по общему признанию, занимал 3 место в иерархии руководства страны, а в сфере экономики он бесспорно был самым главным. При этом если бывший шеф военной разведки, премьер-министр генерал Кхин Ньюнт, будучи также незаурядным и ярким человеком, «играл» в политику (за что и поплатился), то генерал Абель подчеркнуто не высовывался дальше экономики, хотя и в других сферах государственного управления его мнение часто было решающим. При всей условности аналогий, его можно сравнить с советским премьером Алексеем Косыгиным, таким же технократом на политической должности, и точно так же не сумевшим довести до конца начатые экономические преобразования.

Collapse )
Жду Ма Та Ту

Традиционная медицина Мьянмы

Сразу скажу, что я не врач, поэтому моя попытка разобраться в том, что такое мьянманская традиционная медицина, заранее не может считаться научной и исчерпывающей. Тем более, тема это довольно объемная и рассуждать тут можно много, а на русском языке про это я ничего до сих пор не встречал.

Тем, кто интересуется теорией, могу сказать, что в традиционной мьянманской медицине физическое состояние человека оценивается по совокупности состояния каждого из четырех отделов его тела: головы, грудной клетки, брюшной полости и конечностей. То есть, фактически отсюда и специализация докторов – по голове, по груди, по брюху и по рукам-ногам. Интересно, что за сердце и легкие отвечает один и тот же доктор, а за ребра и ноги – разные доктора.

Философской основной традиционной мьянманской медицины служат три «найи». Первая и самая интересная из них - Desana naya. Считается, что она воплотила в себе принципы буддистского подхода к лечению болезней. Она оценивает не только физическое состояние тела, но и ментальное здоровье. А состояние здоровья сводится к балансу Mahabhuta – четырех элементов: земли, воды, огня и ветра. Причем, существуют критерии, по которым дисбаланс этих элементов может быть выражен не только качественно, но и количественно. При этом ментальное здоровье оценивается по четырем показателям: сенсорное восприятие, память, ощущения, обмен веществ, и пятый показатель – это общее функционирование тела. Отнесение обмена веществ к ментальному здоровью, кстати, очень интересно тем, что в буддизме не оспаривается известная истина о том, что все болезни от нервов.

Формировать или разрушать баланс четырех элементов могут Rupa Smuthana – четыре внешних фактора. Первый – это судьба, под которой понимается мотивационная часть духовной составляющей человека. Второй – интеллект или психическая деятельность, понимаемые прежде всего в эмоциональном ключе (опять-таки – все болезни от нервов). Третий – это время года (тут все ясно: простывают чаще тогда, когда вокруг холодно). И четвертый – это питание (тут, кажется, тоже ничего объяснять не надо).

Из всех перечисленных мной факторов формируется и подход к диагностике, а затем – к лечению. По сути, диагностика напоминает китайскую медицину. Оценка Smuthana идет по четырем критериям. Первый – анализ мочи. Если моча насыщенная по цвету и по составу – это «горячий» тип. Если тусклая, прозрачная и ненасыщенная – «холодный тип». Второй критерий – это оценка того, в левой или правой части тела проявляются симптомы. Для мужчин «горячая» часть – левая, для женщин – правая. Третий критерий – оценка того, в горячий или холодный сезон обострилась болезнь. При этом «горячий» тип болезни обостряется именно в холодный сезон, и наоборот. И, наконец, четвертый критерий – оценка пищи, которая вызвала обострение болезни. Если, например, это горячая пища, то мы имеем дело с «горячим» типом болезни. Кроме того, оценивается наличие-отсутствие аппетита и сна, правильность процесса пищеварения, а также прочие физические параметры (головная боль, изменение вкусовых ощущений, наличие дурного запаха изо рта).

Вот на всем этом базируется восемь типов диагнозов, которые на языке пали называются Dhatu. Например, первый из них, описывающий чисто «горячую» болезнь, предписывает для ее лечения употреблять прохладные, горькие, соленые и кислые лекарства. А последний, описывающий чисто «холодную» болезнь, предполагает употребление горячих, насыщенных маслом и вяжущих средств.

Вторая найя – Beithizza naya. Сами мьянманцы говорят, что по своей философии она очень похожа на индийскую аюрведу, разница только в деталях. Впрочем, при этом мьянманцы непременно скажут, что сырье для изготовления лекарств в Индии и в Мьянме разное, поэтому Beithizza naya – явление гораздо более уникальное, чем это кажется на первый взгляд.

Третья найя – Netkhatta naya. Это – оценка больного с позиций мьянманской астрологии. Думаю, любой, кто читал астрологический прогноз на себя (даже европейской астрологической школы), обращал внимание на то, что Львам, например, нужно беречь сердце, а Тельцам – горло. В мьянманской астрологии существуют похожие указания, но там к этому относятся еще более серьезно: склонность к болезням зависит не только от времени, но и от места рождения, а также от комбинации планет в гороскопе на каждый конкретный момент времени. Поэтому предсказания астрологов здесь как никогда конкретны: «В октябре у вас будут проблемы с желудком, а в декабре – с легкими».

И, наконец, четвертая найя – Weizzadhara naya. Эта система медицины имеет три основных компонента. Первый – лечение металлами и их комбинацией. Второй – психо-духовные упражнения (кстати, очень эффективный способ лечения психосоматических расстройств), заключающиеся в основном в создании психологического настроя на выздоровление (больные читают мантры или сутры, которые, как им разъясняют, отгоняют злых духов, приносящих болезни). И третий – медитация, направленная на концентрацию сил в больном органе для борьбы с болезнью.

Вот вкратце теоретическая основа традиционной мьянманской медицины. Интересно, что в разделе «а» второго параграфа статьи 3.1 закона о Совете по традиционной мьянманской медицине, принятого Государственным советом мира и развития 14 января 2000 года и подписанного старшим генералом Тан Шве, дается следующее определение традиционной медицины: «Под традиционной медициной понимается медицина, направленная на достижение хорошего физического самочувствия и долголетия людей и осуществляемая посредством любой из четырех «най» традиционной медицины, а именно Desana naya, Beithizza naya, Netkhatta naya и Weizzadhara naya».

Традиционная медицина в Бирме переживала свои периоды расцвета и заката. В 19 веке, с приходом британских колонизаторов, стала пропагандироваться западная медицина, и традиционные методы лечения постепенно уходили на второй план. Тем не менее, в годы Второй мировой войны, когда Бирма была театром военных действий и властям было не до здравоохранения, традиционная медицина опять пережила период расцвета. В годы правления генерала Не Вина к ней относились несколько настороженно – генерал Не Вин любил бороться с суевериями, и иногда к суевериям относил и традиционную медицину. Тем не менее, когда у генерала Не Вина наступила старость, он, видимо, понял, что традиционная медицина поможет ему прожить дольше. В 1976 году был создан Институт традиционной медицины – по сути это были курсы повышения квалификации для врачей-практиков, где слушатели учились два года, плюс год проводили в интернатуре. Одновременно государство стало создавать и поддерживать клиники традиционной медицины.

Еще одним событием в развитии традиционной медицины в Мьянме стало открытие в 2001 году специализированного университета. Он расположен в Аунгмьетазане неподалеку от Мандалая, и каждый год принимает 100 студентов для обучения по пятилетней программе с присвоением степени бакалавра традиционной медицины. Площадь кампуса университета составляет чуть более 4,5 гектаров, а сегодняшний комплекс зданий был возведен в 2004 году.
Согласно программе, первокурсники учат четыре языка – бирманский, английский, пали и санскрит, - а также физику, химию, зоологию, ботанику, бихевиоризм, плюс получают навыки работы на компьютере. Со второго года они изучают основы западной медицины (анатомию, психологию, биохимию, патологию и микробиологию), и одновременно приступают к изучению традиционной медицины (в том числе – медицинские растения, фармакогнозию, принципы и клинические методы традиционной медицины, медицинскую астрологию). Третий год обучения – начало специализации, рассмотрение отдельных болезней и путей их лечения путем комбинации западных, мьянманских и китайских методов (включая, например, акупунктуру). Изучаются также вопросы профилактики заболеваний и социальная медицина. На четвертом курсе в программе прибавляются методы исследований и судебная медицина. Пятый год – интернатура.

По данным на 2007 год, в Мьянме было около 2 тысяч врачей традиционной медицины, в то время как специалистов западной медицины насчитывалось около 15 тысяч. Тогда же был взят курс на то, чтобы довести число врачей традиционной медицины до 4 тысяч, сделав соотношение между числом «западников» и «традиционалов» как 4:1 (нужно сказать, что сегодняшние данные разительно отличаются от данных 2007 года – например, в ноябре 2009 года было заявлено, что в стране насчитывается уже 10 тысяч докторов, специализирующихся на традиционной медицине). В Мьянме насчитывается 12 больниц и 214 клиник традиционной медицины. В столице Нэйпьидо открыт национальный парк лекарственных растений. Второй такой национальный парк площадью 81 гектар планируется создать в горах около Путао на крайнем севере страны. В этом парке будет выращиваться более 20 тысяч растений, применяемых в медицине. Есть еще 9 относительно небольших плантаций лекарственных растений, в том числе – при университете традиционной медицины. Существует несколько фабрик по производству лекарств, причем это именно современные фармацевтические предприятия, а не то, что обычно рисует воображение, когда речь идет о традиционной медицине – типа бабки в темной избушке, смешивающей при чадящей свечке в антисанитарных условиях таинственные порошки. К числу положительных сторон мьянманской традиционной медицины можно отнести и дешевизну лекарств.

Одновременно с подготовкой специалистов власти и врачи пытаются найти правильное место для традиционной медицины в системе здравоохранения. Этому помогает восприятие западной медицины в менее развитых странах прежде всего как «медицины катастроф» в узком смысле этого слова. То есть, западная медицина необходима тогда, когда пациент нуждается в быстрых и решительных действиях – например, в срочной хирургической операции. Лечение же хронических заболеваний в такой медицине задвинуто далеко на второй план, и, сделав операцию или сняв острую боль, доктор-«западник» из такой страны, как правило, тут же теряет интерес к пациенту.

По общему мнению, именно на этом поле как раз и должна играть традиционная мьянманская медицина. В качестве основных заболеваний, которые она призвана лечить, рассматриваются прежде всего инсульты (реабилитация пациентов), высокое давление и диабет. Сегодня, согласно одному из мьянманских исследований, половина пациентов в клиниках традиционной медицины – это люди, перенесшие инсульт, четверть лечат хронические артриты и болезни костей, а оставшаяся четверть страдает от геморроя, болезней дыхательных путей, различных неврологий и других хронических заболеваний. Проводившие в Мьянме исследование японцы также ставили по числу пациентов на первом месте инсульт, далее шли менструальные проблемы, гипертония, артралгия, диабет, болезни женской груди, сердечные болезни, кашель, заживление травм, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

В конце 2009 года мьянманский Минздрав выступил с инициативой включить систему традиционной медицины в общий план развития здравоохранения. То есть, считается, что с этого момента система клиник и докторов является не некоей обособленной отраслью, живущей по своим правилам, а частью единой системы здравоохранения (насколько хороша эта система в Мьянме – вопрос другой). В ноябре 2009 года в Нэйпьидо прошла ежегодная, десятая по счету, конференция докторов традиционной медицины. Важность этого мероприятия была подчеркнута тем, что в ее работе принял участие четвертый человек в стране генерал Тихатура Тин Аунг Минт У. Мьянманским врачам традиционной медицины была поставлена задача вывести их знания и их практику на международный уровень.

Впрочем, с международным уровнем как раз вышла загвоздка. Десятая конференция и прошедшая незадолго до этого выставка мьянманской традиционной медицины имели результатом публикацию за рубежом парочки издевательских статей о том, что в Мьянме царит мракобесие и больных вместо таблеток пичкают экскрементами животных. Нужно сказать, что мьянманцы на такие вещи обычно реагируют очень болезненно. В результате они поступили чисто по-мьянмански: максимально ограничили доступ иностранцев к традиционной мьянманской медицине. Сейчас, например, ради того чтобы просто посетить Янгонский госпиталь традиционной медицины, нужно загодя получить разрешение в Нэйпьидо. Дело доходит до маразма: чтобы подарить мне изданный японцами буклет мьянманской компании, производящей лекарства традиционной медицины, доктор из янгонского госпиталя звонил в Нэйпьидо и спрашивал на это разрешение.

Тем не менее, госпиталь традиционной медицины, расположенный в янгонском микрорайоне Бахан, мне понравился. От центрального входа по бокам идут два крыла здания. На первом этаже – общие палаты размером с школьный спортзал с рядами коек: справа – женское крыло, слева – мужское. На втором этаже – отдельные палаты и медицинские кабинеты. В центре, у входа, находится регистратура, в которой помимо стандартного канцелярского набора, характерного для подобных мест, имеется шкаф, доверху уставленный стеклянными банками с этикетками. Регистратура – это еще и пункт выдачи медицинских препаратов для больных, которые лечатся амбулаторно. В принципе, по мьянманским меркам это очень приличный и чистый госпиталь.

Доктор Тун Мьинт Эй, с которым я разговаривал, сказал мне, что каждого пациента ведут сразу два доктора – западной и традиционной медицины, что позволяет добиться комплексности лечения. Большая часть пациентов больницы – после инсульта. Есть также пациенты с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Кстати, госпиталь славится мьянманским лечебным массажем (именно уникальным мьянманским – это было особо подчеркнуто!), который позволяет восстановить кровообращение и чувствительность в тех частях тела, которые пострадали от болезни или были парализованы в результате инсульта.

Ну и в заключение стоит сказать, что мьянманские врачи-«западники» имеют диаметрально противоположные мнения по поводу традиционной медицины. Некоторые (например, те, которые работают в Янгонском госпитале традиционной медицины) считают, что традиционная медицина – хорошее дополнение к западной медицине, особенно при лечении хронических заболеваний и выхаживании больных после операций, инфарктов и инсультов. При этом, по их мнению, иногда традиционная медицина гораздо лучше западной.

Другие врачи-«западники» (и, похоже, их большинство – хотя бы потому, что традиционная медицина прямо угрожает их рабочим местам) относятся к ней более чем скептически.

Во-первых, говорят они, вещества, применяемые для изготовления лекарств (а это не только сушеные травки, но и, скажем, высушенные и измельченные части тела животных) до сих пор не прошли всесторонней проверки. В средние века, например, сифилис в Европе лечили ртутью, и ртуть действительно помогала в борьбе с симптомами этой болезни - но какой ценой для организма? Опасение насчет того, что некоторые вещества по своему эффекту сравнимы с этой самой ртутью – довольно серьезный аргумент (хотя западные лекарства томе, мягко скажем, не без побочных эффектов). Кроме того, вещества животного происхождения требуют специальных технологий заготовки, обработки и хранения, а животные должны проходить санитарный и эпидемиологический контроль - в Мьянме этого в должной мере еще нет.

Во-вторых, до сих пор плохо разработана методика дозировки тех или иных лекарств и их совместимость. Даже доктора традиционной медицины часто оперируют не граммами, а мерами типа «объем ореха арахиса», «объем сливы», «объем лимона». И это при том, что в растительных веществах не всегда одинаковая концентрация тех или иных элементов. То есть, иногда принимать лекарства вот так, на глазок, может быть просто опасно для здоровья.

Нужно сказать, что несмотря на все это многие мьянманцы (в том числе образованные) очень часто употребляют те или иные препараты традиционной медицины. Например, когда я простыл, мой молодой помощник-мьянманец принес мне маленькую пробирку с каким-то порошком, немного по виду и по вкусу напоминающим какао. По его словам, регулярный прием этого вещества должен был укрепить мои силы и позволить быстро выздороветь – у него в семье этот порошок едят тоннами много лет, и все здоровы и бодры. Лично я знаю несколько пожилых мьянманцев, которые гордятся тем, что за свою долгую жизнь ни разу не ходили в клинику западной медицины, а чувствуют себя хорошо именно потому, что употребляют традиционные мьянманские средства. Но кто знает, может, у них просто от природы очень хорошее здоровье.

***

Маленькая справка. По данным 2008 года средняя продолжительность жизни в Мьянме – 62,15 лет (мужчины – 59 лет, женщины – 65,3 года). Если сравнивать с соседними странами, то это намного хуже, чем в Таиланде (72,5 года), но намного лучше, чем в Лаосе (55,9 лет). Продолжительность жизни в Камбодже и в Бангладеш – примерно на мьянманском уровне.
Жду Ма Та Ту

О мьянманских студентах, обучающихся в Москве

На глаза попались два очень интересных материала о жизни мьянманских студентов в Зеленограде. Один – радиоинтервью с мьянманским аспирантом МИЭТа, а другой – фоторепортаж о своеобразной презентации мьянманскими студентами своей страны.

В последние годы Мьянма отправляла в Россию ежегодно около тысячи студентов. В основном это молодые офицеры, закончившие «Дифенс сервис академии» - ведущее и элитное военное учебное заведение страны, расположенное в Пьин У Лвине, недалеко от Мандалая (большинство членом мьянманского военного руководства – выпускники именно этой академии, в том числе второй человек в государстве, вице-старший генерал Маунг Эй). Тем не менее, небольшой процент составляют гражданские специалисты, приехавшие изучать в России те специальности, доступ к которым был для них закрыт во многих других странах. Например, в России Мьянма готовила своих специалистов по ядерной физике. Некоторые мьянманцы изучали технологию прокладки тоннелей. Других готовили к работе в мьянманских закрытых центрах, связанных с высокими технологиями. В том числе именно они на основе своего московского опыта недавно пополнили список российских сайтов в Интернете, заблокированных в Мьянме.

Россия была выбрана не случайно. Мьянманцы не хотели растить элиту, ориентированную на Китай или на Индию. Элита должна быть только мьянманской, и чуждая и холодная для мьянманцев Россия идеально подходила для того места, где можно получить знания, но не раствориться в окружающей среде. Кстати, и Россия сама этому немало способствовала не только своими морозами, но и бандами скинхедов на улицах. Тем не менее, мьянманцы видели и видят в России не только плохое. Когда они в добровольно-принудительном порядке сдали свои и без того маленькие стипендии для помощи жертвам циклона Наргиз, их русские однокурсники кормили их и давали деньги на еду, а однажды даже организовали для них выезд в Подмосковье на природу. Мьянманское правительство оплачивало и продолжает оплачивать обучение своих граждан в России. За прошедшие годы в военной элите Мьянмы появилось много людей, говорящих по-русски. При всех минусах этого процесса (типа заблокированных российских сайтов) это не может не радовать.

В прошлом году вместо тысячи послали всего 200 человек. В этом году, вероятно, уже не пошлют никого. Как говорят сами мьянманцы, первые студенты давно вернулись в Мьянму и теперь уже они, на основе полученных в России знаний, будут учить более молодое поколение. Между прочим, некоторые гражданские, получив в России диплом, не стали работать в Мьянме, а уехали в соседние страны (прежде всего, в Сингапур) и чувствуют себя вполне конкурентоспособно на местном рынке технических специалистов.

То есть, «медовый период» с Россией подходит к концу и в сфере образования. Тем не менее, в отличие от других сфер, где налицо разочарование в России, здесь это – просто завершение процесса. Хотя и не всеми преподавателями русского языка, среди которых хватало случайных людей, чуть ли не позванных с улицы, мьянманцы были довольны.

Тем не менее, те мьянманцы, последнее поколение которых отправилось в Москву в сентябре прошлого года, продолжают учиться, и будут в России до получения диплома. А значит, Россия для многих мьянманцев уже никогда не будет чужой и далекой.

Итак, вот эти ссылки.

http://www.zelenograd.ru/news/view.php3?id=4280 – это расшифровка интервью аспиранта Чжо Зо Е и его декана. Если честно, мне очень понравился не только этот аспирант, а и декан Сергей Лупин. Приведу одну шикарную выдержку из этого интервью, где он фактически прикрывает своего аспиранта от того, чтобы он, во-первых, был неправильно понят, а во-вторых, чтобы закрыть не очень безопасную для аспиранта тему:

«— Как мьянманцы относятся к перспективе возвращения домой? У вас ведь сейчас военная диктатура. Вам больше нравится общественный строй в России или в Мьянме?
— Чжо Зо Е: Нам очень нравится демократичный — в России тоже. Готовимся к демократичным выборам в этом году.
— Значит от военной диктатуры Мьянма уже уходит?
— С. А. Лупин: То, что мы называем военной диктатурой, я думаю, не совсем корректное название. Скорее оно навязывается, может быть и американскими средствами массовой информации. Если поговорить с ребятами о том, как устроена жизнь, они воспринимают это скорее как положительное явление, которое принесло конец беспорядкам. Воспринимают это именно как временное явление — и вот сейчас будут демократические выборы. В диктатуре была необходимость. По крайней мере, они к этому относятся, как к положительному явлению.»

Хочется сказать – браво, декан! Видимо, он на самом деле знает и понимает реалии Мьянмы даже больше, чем говорит об этом вслух.

И вот вторая ссылка: http://www.zelenograd.ru/doc/read.php?id=478 – фоторепортаж о своеобразной презентации многонациональной Мьянмы, которую организовали студенты этой страны.

Здесь уже нечего комментировать – надо смотреть фотографии.
Жду Ма Та Ту

Ром "Мандалай"

Всем европейцам, которые в Мьянме обедают в кафешках "для местных", турфирмы рекомендуют после приема пищи пропустить рюмочку-другую местного мьянманского рома. Называют даже рекомендованный сорт - "Мандалай-рам". И хотя врачи скептически относятся к таким рекомендациям, русскому человеку дай только повод выпить!

Те, кто бывал в Мьянме, видел бутылки с этим 40-градусным желто-коричневым напитком. Четырехгранный штоф, по форме напоминающий бутылки виски "Джонни Вокер", объемом 0,7 литра, стоит чуть больше доллара (есть и более дорогие экспортные варианты, но не о них сейчас речь). Одни считают его вкус отвратительным, другие - вполне пристойным. Факт остается фактом - похмелье с него если и бывает, то не такое череподробительное, как даже с хорошей водки. А это свидетельствует в пользу напитка.

Этот ром продается также в пол-литровой стеклянной фляжке, но обычно русским людям фляжки бывает маловато.

В отличие от абсолютного большинства спиртных напитков Мьянмы, этот ром производит государство на заводе, находящемся в структуре Первого министерства промышленности. Любое государство по определению неэффективный собственник. Пробка "Мандалай-Рама" обычно прокручивается и открывается только с помощью ножа, а этикетка наклеена не всегда так, как ей полагается. Плюс бутылка часто измазана клеем. На фоне аккуратненьких бутылочек мьянманского виски частного производства это особенно заметно.

Существует несколько других видов мьянманского рома, но все они менее популярны, чем "Мандалай". Среди них особенно стоит отметить два вида травяного рома - "Хербал Рам Антималярия" (в круглых бутылках) и "Хербал Рам Фор Дженерал Хелс" (в четырехугольных бутылках). Антималярийный ром на вкус все-таки помягче - спирт там сильнее заглушается настоем травок. Насколько этот ром помогает при малярии (равно как его собрат укрепляет "дженерал хелс") - сказать не берусь. Думаю, повода проверять - не будет.

Есть еще один ром, о котором мало кто слышал - "Арми-Рам". Он не продается в магазинах, разливается в обычные темные бутылки типа советской "чебурашки" с чуть удлиненным горлышком. Это - напиток военной элиты. По крайней мере, все армейские междусобойчики еще не так давно не обходились без "Арми-Рама". Считается, что он делается по особому рецепту, который придает силы солдату в походе, тоже помогает при малярии и... (куда от этого деться) якобы совсем не вызывает похмелья.

Я пил его только один раз - бутылку "Арми-Рама" мне подарил на мой день рождения знакомый генерал - замминистра. Лечебные свойства я как-то не особо распробовал, но по вкусу он мне очень напомнил "Мандалай-Рам".

Вообще, "Мандалай-Рам" стал уже настолько составной частью любой туристической поездки в Мьянму, что я давно предлагал своим знакомым владельцам мьянманских турфирм включить в программу посещение завода по его изготовлению с последующей дегустацией. А под это все можно придумать красивую сказку о том, как британцы, продираясь сквозь джунгли Бирмы, пили этот ром для храбрости и здоровья. А потом научили его готовить бирманцев.

В конце концов, ром на самом деле хороший. Так что мьянманцам есть чем гордиться. Хотя в последнее время в среде тех из них, кто чего-то добился в жизни, уже пить местные ромы не очень-то прилично. И даже на армейских вечеринках на столах уже стоит новый фаворит из числа спиртных напитков элиты - "Джонни Уокер Блэк Лэйбл".

А высокопоставленные чиновники очень смущаются, когда приезжающие в Нэйпьидо делегации, прослышав о местном роме, пытаются его заказать в местных отелях. Тут есть все - вино со всех частей света, самые дорогие и изысканные сорта виски, псевдорусская водка... Нет тут только тех напитков, которые традиционно употребляет большинство мьянманцев - дешевых и крепких мьянманских ромов.